Золотое дно

В 1701 году Египет посетил по пути в Святую землю московский священник Иоанн Лукьянов. Его хожение интересно прежде всего тем, что автор впервые описал египтян. Правда, сделал он это довольно своеобразно.

Лукьянов приплыл с Кипра в Рашид, расположенный в устье западного рукава Нила. "И когда мы пристали к берегу и увидели арабский народ, то ужаснулись, – писал он. – Непривычно видеть таких людей: словно звери, кажется, что тебя съесть хотят; а иные нагие, в чём мать родила; все безобразные: кто кривой, кто разноокий, кто кривоносый, кто криворотый, кто слепой; а язык грубый, словно псы лают".

Не слишком привлекательно выглядят египтяне, не так ли? Уверен, что это описание нельзя понимать буквально. Для московского священника египтяне – не просто чужаки. Будучи иноверцами-мусульманами, они ещё воспринимались Лукьяновым и как люди потенциально враждебные. Впрочем, вскоре его опасения улетучились. "А когда уже присмотрелись, так и с ними нормально стало, – написал через несколько дней наш паломник. – Так всегда сперва, всякое дело поначалу страшным кажется, а потом привыкаешь, и всё знакомым становится… Когда пришли к туркам, так и вовсе лишились рассудка: "Вот, мол, сударь, точно бесы! " А когда мы турок поближе узнали, будто русские для нас стали".

Svoimi glazami.jpg

Остановились Лукьянов и двое его спутников в Рашиде в подворье Иерусалимского патриархата. И очень обрадовались, узнав, что игумен "немного по-русски понимает". Видимо, нередко направлялись через этот город в Святую землю паломники из России.

В Рашиде Лукьянов провёл неделю. Стоял август месяц – время ежегодного паводка на Ниле, и вода в реке была "быстрая и мутная". Наш паломник определил, что "Нил шириной с Волгу" и добавил: "В реке Нил рыбы очень много". А дальше стал объяснять читателям, откуда берётся паводок. "Когда у нас зима, в Великой Эфиопии лето: от нас к ним переходит солнце, и у них в эти месяцы стоит лето, – писал он. – В месяце мае у них наступает зима. Когда солнце уходит от них к нам, в северные страны, то у них в мае, июне, июле – зима, морозы, снега глубокие. А с августом у них приходят дожди, зима идёт на убыль, и река выходит из берегов". Словом, всё как в России: в верховьях Нила таят снега, отсюда и половодье. Логично, правда?

Гуляя по Рашиду, Лукьянов обратил внимание на то, что "вдоль Нила растёт очень много садов и фиников. Финики недорогие: один фунт сушёных фиников стоит копейку. В Египте дождя никогда не бывает, река всю египетскую землю питает: от неё повсюду проведены каналы, по которым идёт вода к нивам. У Нила низкий берег. Разные плоды созревают в Египте два раза в год. Хлеб тоже снимают с поля два раза в год".

Чтобы попасть в Палестину, Лукьянову нужно было сначала добраться до Думьята, расположенного в устье восточного рукава Нила. Можно было бы доплыть туда из Рашида морем, но, видно, корабля до Думьята не ожидалось, так что наши паломники по совету игумена отправились туда кружным путём, по Нилу. Впечатлений от этого путешествия накопилось у Лукьянова немало.

"В тот день дул попутный ветер до полуночи, – рассказывал автор о первом дне путешествия, – а после полуночи перестал. Стояли тут до полудня и видели вдоль реки бесчисленное множество арабских городков. Городок от городка располагается примерно в двух верстах, и сёла так же. Здания все каменные, и сёла очень красивые. А земля возле Нила чёрная и ровная, словно специально сделанная – хоть яйца катай. Людей очень много. Весь Египет орошается водой из Нила. Как с корабля посмотришь – повсюду вокруг небо и вода. Где высокий берег, там воду поднимают волами; колёса сделаны как мельничные и кувшины привязаны – так и наливают, а кое-где люди пользуются плетёными кузовами. Много всего в земле египетской. Что и говорить, эта земля у турок – золотое дно! Много разных товаров идёт кораблями из Египта в Царьград".

Так же выглядят берега Нила и сейчас, триста лет спустя. Земля чёрная и ровная, городок за городком, людей очень много, и воду местами ещё поднимают волами при помощи сакии. Только вот накормить всех египтян их благодатная земля давно уже не может.

"Нил чем выше, тем шире, – отмечал Лукьянов. – Ближе к Каиру местами пять вёрст в ширину. Мы шли вверх по Нилу три дня и, не дойдя двадцати вёрст до Каира, повернули в другой рукав, вниз, к Думьяту. Здесь, от Каира, Нил разделяется на два рукава: один рукав ведёт к Рашиду, а второй – к Думьяту".

По пути на север, к Средиземному морю, Лукьянов вновь и вновь убеждался в том, что Египет для турок – золотое дно. "Удивительная земля египетская! – восклицал он. – Как посмотришь на берег – везде арбузы горами лежат и дыни. За копейку дают огромный арбуз или дыню".

Но вот одно впечатление Лукьянова и его спутников от путешествия по Нилу оказалось резко отрицательным. "Вдоль реки Нил до Каира такие комары, что и сказать нельзя, – писал он, – и зимой, и летом без полога ни одной ночи не заснуть. А когда мы приплыли, нас так комары искусали, что наши лица стали как пьяные, угреватые, друг друга не узнать".

На комаров жаловался двести лет спустя, во время первой поездки в Египет в 1903 году, и Фёдор Иванович Шаляпин. "Наш русский комар куда благороднее здешнего! – говорил певец. – Он нападает прямо, без всяких хитростей, громким жужжанием предупреждая о готовящейся атаке. А здешний удивительно коварен и подл. Он нападает исподтишка, а потом колет вас, как булавкой!"

До Думьята шли вниз по течению тоже три дня. Город Лукьянову понравился. "Пристань в Думьяте – место хорошее, – писал он, – едва ли не больше, чем в Рашиде, и здания такие же". Между тем, описывая Рашид, наш паломник утверждал, что "здания в нём лучше цареградских". Остановились путники тоже в подворье Иерусалимского патриархата. Местный игумен русского языка не знал, зато знал один из его старцев, повар-серб, и это Лукьянова и его спутников очень обрадовало. Но ещё больше обрадовало их сообщение игумена о том, что на следующий день из Думьята в палестинскую Яффу отправляется корабль. "Слава Богу, что без задержки, Бог дал, корабль идёт!"

Владимир БЕЛЯКОВ.

Фото автора.

«МК в Египте», № 05(083), 10 - 23 марта 2013 года.

 

на верх