Транзит на Синай

В 1707 году Египет посетил Андрей Игнатьев. Его записки – уже третьи по счёту в XVIII веке. А на следующий год в стране на Ниле побывал ещё один наш соотечественник, Ипполит Вишенский. Выходит, что лишь от первого десятилетия XVIII века до нас дошли столько же хожений, сколько за весь XVII век. Случайность? Возможно. Но у роста числа хожений могли быть и свои причины.

В конце XVII века Россия в результате очередной войны с Османской империей получила выход к Азовскому морю. Добираться до Святой земли и Египта стало проще. К тому же война завершилась миром, и подданные России могли без опаски следовать через турецкие земли. Свои плоды, вероятно, принесли и реформы Петра; грамотных стало больше.

Итак, записки Андрея Игнатьева. Он приплыл в Дамиетту в мае 1707 года из палестинской Яффы. Остановился там на подворье Синайской обители. Об этом городе наш паломник, а он направлялся на Синай, не написал ни слова. Как и о своём путешествии вверх по Нилу из Дамиетты в Каир. Сообщил только, что дорога заняла три дня, и что в Каир он прибыл 18 мая. Вообще хожение Игнатьева, само по себе не слишком подробное, показывает, что он был, видимо, человеком не только очень религиозным, но и весьма узколобым. Его интересовали главным образом места, связанные с православием. В записках нашего паломника нет почти ничего о самом Египте.

1.jpg

На фото: Надвратная церковь пещерного храма Св. Семаана на Мукаттаме.

В столице Андрей Игнатьев первым делом отправился в христианский Старый Каир. Там расположен греческий православный монастырь великомученика Георгия. Автор хожения отметил, что монастырский храм "похож на большую башню". Он действительно устроен в башне – одном из фортов крепости Вавилон, построенной во II веке при римском императоре Траяне. "Там была ещё другая церковь, только теперь запустела", – сообщил Андрей Игнатьев, назвав её Богородничной. Сейчас такой православной церкви в Старом Каире нет, а вот монастырский храм существует и поныне. Правда, он закрыт на ремонт, поскольку пострадал от сильного землетрясения 1992 года. Сам же монастырь опустел в конце 1950-х годов, когда иностранцы, включая греков, в массовом порядке покидали Египет.

По словам Андрея Игнатьева, именно в Богородничной церкви молился святой (его имя автор не указывает), "когда у него было прение о вере с евреями и они говорили: "Моли Бога по вере своей, как написано в вашем Евангелии, скажи горе этой, чтобы она сдвинулась с места". И когда он начал молиться, эта гора двинулась прямо на Египет, и евреи снова упросили того святого, чтобы она остановилась". Наш паломник, как видим, изложил эту историю кратко. А вот у коптов она выглядит куда подробнее.

Халиф Муизз, основатель Каира, любил религиозные дебаты. В 979 году он призвал иудеев и христиан на очередную дискуссию. Один из иудеев процитировал то место в Евангелии от Матфея, где Иисус говорит своим ученикам: "Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: "Перейди отсюда туда", и она перейдёт, и ничего не будет невозможно для вас". Так вот, спросил иудейский богослов коптского патриарха, можешь ли ты силой веры своей, коли она истинная, передвинуть гору Мукаттам?

Муизз поддержал иудея и дал христианам три дня на совершение этого чуда. В противном случае, сказал халиф, я объявлю вашу религию ложной, и вам придётся либо погибнуть, либо покинуть Египет, либо принять ислам.

Три дня и три ночи патриарх и его свита усердно молились в одной из церквей Старого Каира. И явилась им Дева Мария и сказала: Семаан Кожевенник – вот кто совершит чудо. Поставь, патриарх, его за собой.

На другой день толпы людей собрались у горы Мукаттам. Сначала христиане долго молились, а потом патриарх, за спиной которого стоял Семаан, осенил гору крестом. И раздался страшный грохот. Гора задрожала, и часть её исчезла – будто действительно отодвинулась. Так повторялось три раза. Объятый страхом Муизз бросился к патриарху, уверяя его в том, что убедился в истинности христианской веры.

В 1991 году во время ремонта древней церкви в Старом Каире были обретены мощи Семаана Кожевенника, и в честь этого события копты заложили в горе Мукаттам грандиозный пещерный храм. Сейчас там уже крупный религиозный комплекс с несколькими церквями.

Но вернёмся к Андрею Игнатьеву. "Там же есть пещера Пресвятой Богородицы, куда она бежала из Иерусалима с Превечным Младенцем и Иосифом Обручником, – продолжил он рассказ о Старом Каире. – Над той пещерой сделана превосходная церковь, а в пещере была построена ещё одна церковь – хоть и небольшая, но очень красивая. Теперь эти церковь и пещера принадлежат коптам… В этой пещере по обеим её сторонам есть по четыре мраморных колонны. И на левой стороне, позади них, возле двух колонн, вместо подкладок лежит по маленькому бруску от какого-то дерева, и христиане отрезают от них многие щепы, но с большим трудом. То дерево кофейного цвета, а по-нашему – гвоздичного. И сколько бы ни резали, оно не убывает. Говорят, будто бы это дерево от Ноева ковчега". Пещера, или грот, расположена под алтарём средневековой коптской церкви Абу Серга.

Из Старого Каира Андрей Игнатьев пришёл в Цитадель. Там его поразил колодец Иосифа – сложное гидротехническое сооружение, при помощи которого подавали воду из Нила. "Когда поднимают воду из первого, нижнего колодца глубиной 40 саженей, вода перетекает по жёлобу в другой, верхний колодец, а из него поднимают ещё на 8 саженей на верхний жёлоб. Жёлоб каменный, он установлен на каменных столбах и проведён в верхний древний замок. Колёса вращают волы. В нижнем отделе по 2 вола на 3 колеса, которые они непрерывно вращают по очереди".

В Цитадели Андрей Игнатьев увидел двух страусов и не удержался от того, чтобы хоть кратко описать их: "На спине и чуть-чуть под гузкой перья у них чёрные, крылья белые, а шея и ноги голые, наподобие верблюжьих, высотой с годовалого жеребёнка". В тот же день, 27 мая, наш паломник отправился на верблюде из Каира к Синайской горе.

Владимир БЕЛЯКОВ.

Фото автора.

«МК в Египте», № 07(085), 7 - 20 апреля 2013 года.

на верх