Из Думьята в Суэц

Последним по времени из четверых русских, оставивших в первой декаде XVIII века записки о Египте, был Ипполит Вишенский. Он приплыл 23 апреля 1708 года из палестинской Яффы в египетский Думьят, чтобы совершить паломничество на Синай.

Первое, что поразило Вишенского в Египте, – как Нил встречается со Средиземным морем. "Большая река впадает в море, – сообщал он, – а с моря идут встречные волны; если нужно пройти этот уступ, то навстречу выходят на лодках арабы и сопровождают до реки. Когда сильные волны, суда разбиваются". Для нашего паломника и его спутников, среди которых находился архиепископ Синайский Афанасий, преодоление уступа прошло благополучно: капитан сначала дождался отлива, а уж потом направил своё небольшое судно в Нил, к Думьяту.

Первый увиденный Вишенским египетский город произвёл на него благоприятное впечатление. "Дома очень большие, высотой в три этажа, стены из кирпича, не каменные, – написал он, – нет никакой ограды, кровли в домах нет, потому что там никогда не бывает дождя, росы мало. Что-то посаженное в огороде, рожь или сады – всё поливают водой из канала. От реки прокопаны рвы, в них поступает вода, а наверху сделаны колёса, с помощью которых волы тянут воду и пускают в каналы, откуда она расходится к местам посева. Волы тянут воду тогда, когда спадает вода, а если она начнёт прибывать, то рвы повсюду сами наполняются, и когда вода спадает, на той земле сеют, что хотят. И земля приносит большой урожай: плоды всегда собирают два раза в год. Там много фиников – живут как в финиковых лесах. Земля очень урожайная".

1.jpg

На фото: Жалованная грамота Синайской обители 1689 года.

Из Думьята приплыли по Нилу в Каир, остановились в подворье Синайской обители. По словам Вишенского, "там всегда есть на постое христиане". Своей церкви у синаитов не было, только часовня в келье, "а когда хотят провести службу Божию, то идут в церковь Рождества Пресвятой Богородицы Александрийского патриарха". Содержится Синайская обитель на милостыню, которую собирает по всему христианскому миру многочисленная братия.

Архиепископ Синайский Афанасий пригласил Вишенского на трапезу в свою келью. Наш паломник отметил, что архиепископ "умеет говорить по-русски" и "немного читает по-нашему". Вишенский подарил Афанасию "Богородице Дево" – молитвословие, прославляющее Матерь Божию. "Этой книге он был очень благодарен и любовно принял".

Автор не сообщил, где архиепископ выучил русский. По-видимому, Афанасий ездил в Москву за милостыней. В 1689 году Россия по просьбе синаитов взяла монастырь Св. Екатерины под своё покровительство. Жалованная грамота, выданная 5 февраля 1689 года синайскому архимандриту Кириллу (она до сих пор хранится в архиве Синайской обители), разрешала синаитам приезжать в Москву за милостыней раз в два года. На выполнение этой миссии в России посланцы монастыря тратили многие месяцы, так что вполне могли за это время выучить русский язык.

Отдохнув после дальней и трудной дороги в Синайском подворье, Вишенский отправился в христианский Старый Каир, где поклонился гроту Святого семейства. Затем побывал в Цитадели, осмотрел колодец Иосифа и акведук, ведущий к нему от Нила. "Если бы ту воду перекопали от Нила, то без воды все пропали бы", – заключил наш паломник. Но вот откуда течёт Нил? Об этом, по словам Вишенского, он спрашивал старых арабов, и они ответили ему следующее: "Можно идти вверх по течению этой водой двадцать дней, и там, высоко на скале, есть город, который берёт пошлину (приграничный Асуан). А за тем городом ещё день ходу, и там уже высокие горы, каменные скалы, зверей лютых множество, в скалах змеи, гады страшные, встречаются четвероногие гады, имеющие по три и по пять голов и больше; если могут достать человека, то, найдя, съедают. Нельзя там дальше пройти, а кто отваживался, тот не вернулся".

Как и некоторых его предшественников, Вишенского поразила невиданная в ту пору в России технология "выведения цыплят без курицы". Принцип инкубатора он описал так: "Изнутри греет огонь, а снаружи – солнце, и так вылупляются цыплята".

Пробыв в Каире 18 дней, Ипполит Вишенский пошёл в Матарию, поклониться дереву Марии. Оттуда с попутным караваном он отправился в Суэц дорогой, "на которой не было ни воды, ни травы, ни дерева. И так шли два дня и две ночи. Днём нельзя идти дальше из-за горячего солнца, только на заходе солнца выходят и идут всю ночь и до обеда".

Суэц – ворота на Синай. Оттуда паломники верхом на верблюдах отправлялись в утомительный недельный путь до монастыря Св. Екатерины. Ожидая караван, Вишенский знакомился с городом. Он отметил, что "от Красного моря идёт залив и огибает город Суэц. Вода там прибывает с полуночи до полудня, а с полудня до полуночи убывает. Когда вода спадёт, то оседает соль, и её собирают. В воде сделаны перегородки". Это первое описание добычи соли в Египте из морской воды.

Первым описал Вишенский и кофейное дерево, хотя сам его не видел, поскольку кофе в Египте не растёт. Но Суэц процветал во многом именно благодаря торговле кофе, который в ту пору выращивался почти исключительно в Йемене. Мешки с кофе доставляли из йеменского порта Моха морем в Суэц, а затем переправляли их караванами в Рашид. Туда за кофе приходили суда из европейских стран, включая Россию. "Рассказывают, что кофейное дерево корой и листом похоже на вишню, – сообщал Вишенский, – ягоды так же вырастают в мешочках, под деревьями землю держат в чистоте. Когда появляется урожай, то ветки наклоняют прямо до земли, их подпирают, а когда ягоды созревают, дерево трясут и собранные плоды сушат на солнце. Затем из середины вылущивают кофейные зёрна, очищенное зерно продают, а его шелуху толкут и сами пьют; а то очищенное зерно пропаривают, чтобы оно не могло пустить плод в других странах". Увы, предосторожность эта была уже излишней: в конце XVII века голландцы умудрились украсть в Йемене молодые кофейные деревья и посадить их на Цейлоне и Яве.

Владимир БЕЛЯКОВ.

Фото автора.

«МК в Египте», № 08(086), 21 апреля – 4 мая 2013 года.

на верх