Творец "Русского Египта"

155 лет назад, 29 января, родился выдающийся русский египтолог профессор Владимир Семенович Голенищев (1856–1947). Подростком он увлекся Древним Египтом и посвятил ему всю свою долгую жизнь.

Голенищев окончил восточный факультет Петербургского университета, причем вместо диплома защитил кандидатскую диссертацию. Несколько десятилетий он работал хранителем египетской коллекции Эрмитажа. Работал без содержания: отец Владимира Семеновича, царскосельский купец, умерший, когда мальчику было всего два года, оставил семье крупное наследство. Так что Голенищев мог целиком отдаваться любимому делу, не заботясь о куске хлеба. Будучи специалистом по древнеегипетскому языку, он занимался переводом текстов, начертанных на папирусах. Почти каждый год ученый ездил в Египет, организовывал собственные эпиграфические экспедиции, знакомился с находками археологов. И покупал артефакты для своей коллекции, которая впоследствии сделала его не менее знаменитым, чем его научные труды.

1.jpg

Гром грянул нежданно. Муж сестры Голенищева, занимавшийся финансовыми делами семьи, вложил все ее средства в Средне-Уральское золотопромышленное общество, а оно в 1907 году обанкротилось. Владимир Семенович оказался на грани полного разорения. Выход оставался один: продать коллекцию. Но в тогдашней России найти человека, готового выложить огромные деньги за собрание египетских древностей, было невозможно. Зато в рядах западных антикваров известие о намерении Голенищева вызвало оживление. Возникла угроза того, что коллекция покинет Россию – целиком или по частям.

Видные российские ученые предложили правительству приобрести коллекцию Голенищева для одного из музеев. Ходатайство об этом было направлено Николаю II. Император отнесся к нему благосклонно и передал министру финансов. Но коллекция стоила 400 тысяч рублей. Таких денег государство заплатить не могло. Нужно было найти какое-то иное решение, чем единовременная выплата стоимости коллекции, и вместе с друзьями Голенищев его нашел. Он предложил пожизненно выплачивать ему в виде ренты шесть процентов с этой суммы, то есть 24 тысячи рублей. Такое предложение было для государства приемлемым. Весной 1909 года на этот счет был принят специальный закон. На тексте его рукою императора начертано: "Быть по сему. В Царском Селе, 10 мая 1909 года".

Коллекцию Голенищева, состоявшую из более чем 6 тысяч предметов, решили разместить в Москве, где заканчивалось строительство Музея изящных искусств. Сейчас он называется Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. На его открытии в мае 1912 года Владимир Семенович не присутствовал. Расставшись со своей коллекцией, он наконец женился – на француженке Цецилии Маттен, и на зиму уезжал к ней на родину, в Ниццу.

Коллекция Голенищева стала украшением музея. "Езжу регулярно в Москву, русский Египет, – писал 1 декабря 1912 года Владимиру Семеновичу профессор Б.А. Тураев. – Да, я теперь вижу, какое Вы сделали огромное культурное дело! Вам пришлось пережить тяжелый удар, расставшись с частью своей души, но да будет Вам утешением то, что Вы имеете возможность видеть при жизни, какие необычайные плоды принесла Ваша деятельность. Ни одна из громких египетских коллекций в мире не вызывает такого, не скажу интереса, а исступленного энтузиазма, как Ваша. Посетители в музей валят тысячами; путеводители раскупаются нарасхват – в два месяца продано 12 тыс. экземпляров. Ваше имя у всех на устах: египетский зал музея называют храмом, в который надо входить с трепетом".

Первая мировая война застала Голенищева в Ницце. С 1914 года он ни разу не был в России: в конце войны там случилась революция, оставившая его без средств к существованию. Коллеги ученого помогли ему найти работу в Каире. С 1919 года он был сотрудником Французского института восточной археологии, участвовал в составлении сводного каталога Египетского музея. Голенищев взялся описывать его коллекцию иератических (скорописных) папирусов и практически закончил эту работу. А в 1921 году он стал профессором Каирского факультета, первым заведующим только что основанной кафедры египтологии. Читал там курс грамматики древнеегипетского языка. Первые в стране национальные египтологи были учениками Голенищева.

В январе, во время каникул, супруги Голенищевы ездили в Луксор, где общались с другими египтологами и знакомились с их свежими находками. Ученый повсюду возил с собой огромный сундук, в котором хранил свои рукописи. Последние свои труды он написал по-французски и опубликовал их в Каире. В сундуке было также несчетное число карточек, на которые Голенищев заносил примеры из текстов, предназначавшихся для иллюстрирования его капитального труда по древнеегипетскому синтаксису. Увы, эта работа так и осталась незавершенной.

В 1929 году Голенищев вышел в отставку, но продолжал каждую зиму приезжать в Египет. "В то время, когда я имел честь быть представленным Владимиру Голенищеву (1935 г.), он был одним из наиболее уважаемых и известных лиц в каирском обществе", – вспоминал его любимый ученик, французский египтолог Жан Сент-Фар Гарно. Именно ему впоследствии Голенищев завещал свой архив, и Гарно стал основателем и первым директором египтологического Центра Владимира Голенищева в Париже.

Потомки не забыли выдающегося ученого. В 2006 году, когда отмечалось 150-летие со дня рождения В.С. Голенищева, в саду Египетского музея в Каире по инициативе Российской академии наук был установлен его бюст – рядом с бюстами 22-х других великих египтологов всех времен и народов. А в Москве вечный памятник Голенищеву – первый, египетский, зал Пушкинского музея, где выставлены лучшие предметы его замечательной коллекции.

Владимир БЕЛЯКОВ.

«МК в Египте», № 02(032), 30 января – 12 февраля 2011 года.

на верх