Ошибка президента

Шесть лет назад, 7 сентября 2005 года, в Египте состоялись последние президентские выборы. Именно с них начался процесс, который в конечном счете и привел к революции 25 января.

Согласно действовавшей тогда Конституции Египта 1971 года, принятой при президенте Садате, избрание главы государства должно было происходить следующим образом. Кандидатуру президента выдвигает не менее чем одна треть депутатов Народного собрания. Если ее поддержит более двух третей парламентариев, то затем она выносится на всенародный референдум.

Такая система исключала наличие нескольких кандидатов в президенты, то есть собственно выбор, и давно вызывала критику со стороны оппозиции. Выступая 26 февраля 2005 года в Менуфии, президент Хосни Мубарак заявил, что он внес в Народное собрание предложение об изменении Конституции и проведении впредь прямых президентских выборов на альтернативной основе.

1.jpg

Заявление президента встретило в общественно-политических кругах всеобщую поддержку. Правда, когда поправки в Конституцию были приняты Народным собранием, оказалось, что выдвинуть кандидата в президенты не так-то просто. Тем не менее, на должность главы государства претендовали в тот раз целых десять человек.

Ключевым в предвыборной кампании был вопрос: кого выдвинет правящая Национально-демократическая партия? К тому времени 77-летний Мубарак заканчивал свой четвертый шестилетний срок. А это почти четверть века, за это время сменилось целое поколение! Обсуждая тогда с коллегами-востоковедами сложившуюся ситуацию, мы пришли к выводу, что Мубараку пора уступить свой пост другому. Была, на наш взгляд, и подходящая кандидатура – генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Муса, харизматичный и популярный бывший министр иностранных дел Египта, известный своим патриотизмом. Он и сегодня один из наиболее вероятных кандидатов в президенты.

Размышляли мы так. За годы правления Мубарака в Египте произошли серьезные экономические и социальные перемены, а политическая система осталась прежней и нуждается в обновлении. Об этом говорили и сигналы "снизу". Так, в конце 2004 года полтора десятка политических партий и общественных организаций сформировали Египетское движение за перемены, известное как "Кифая" ("Хватит"). Вряд ли престарелый президент и его неизменное окружение, полагали мы, в состоянии провести необходимые реформы.

Момент для передачи власти новому человеку казался подходящим. У Египта не было в ту пору острых проблем. Волна терроризма, поднятая исламскими радикалами в 1990-е годы, была сбита. Экономическая ситуация стабильна. Конечно, социальных проблем хватало, но они не выглядели взрывоопасными.

И, наконец, смущал возраст президента. Позволит ли ему здоровье проработать еще шесть лет? У Мубарака никогда не было вице-президента, и если он не сможет выполнять свои обязанности, политическая стабильность может быть опасно нарушена.

Но правящая партия выдвинула кандидатом действующего президента. Возможно, главную роль в этом сыграло окружение Мубарака. Ведь короля, как известно, делает свита, а она в случае прихода к власти нового человека могла лишиться своих постов.

И всё же последнее слово, конечно, было за самим Мубараком. Согласившись баллотироваться на новый срок, он сделал ошибку, за которую ныне жестоко расплачивается.

Действующий президент, естественно, победил на выборах, получив 88,5% голосов избирателей. Сказались и авторитет власти, и административный ресурс, да и популярность среди части населения самого Мубарака, немало сделавшего для блага Египта.

Выступая с предвыборной программой, Мубарак обещал отменить чрезвычайное положение, введенное еще в 1981 году, после убийства президента Садата, и заменить его законом о терроризме. Он также обещал внести в Конституцию поправки, в соответствии с которыми президент передаст часть своих полномочий правительству. И то, и другое относилось к основным требованиям растущей оппозиции. Увы, эти обещания по существу так и не были выполнены. Внесенные в 2007 году в Конституцию поправки, касающиеся перераспределения власти, оказались чисто косметическими и были отвергнуты оппозицией. Чрезвычайное положение в 2010 году было отменено лишь частично, а закон о терроризме так и не был принят.

Чашу терпения оппозиции переполнили состоявшиеся в конце прошлого года парламентские выборы, на которые она возлагала немалые надежды. Но организаторы выборов так постарались обеспечить победу правящей партии, что по существу вообще не пустили оппозицию в парламент. Из 508 депутатов Народного собрания лишь 14(!) оказались представителями различных оппозиционных сил. Нарушения во время выборов были чудовищными. К концу года в апелляционном суде Египта скопилось 1560 жалоб на нарушения в 486 избирательных округах из 508! Возмущению оппозиции не было предела, политическая обстановка накалилась.

Возможно, Мубарак завершил бы свой президентский срок, заканчивавшийся в середине нынешнего сентября. Но в начале января вспыхнули события в Тунисе, президент Бен Али бежал из страны. Если смогли тунисцы, то почему же не сможем мы? – решили молодые египетские оппозиционеры. До 25 января оставалось несколько дней…

Владимир БЕЛЯКОВ.

«МК в Египте», № 16(046), 4 - 17 сентября 2011 года.

на верх