Дорога к храму

11 лет назад, 12 ноября 2000 года, в Каире был освящен русский православный храм. Дорога к нему оказалась извилистой.

1.jpg

Первая русская церковь появилась в столице Египта еще летом 1920 года. Она разместилась в помещении Русской поликлиники, основанной незадолго до этого нашими эмигрантами. Позднее под церковь сняли отдельную квартиру в Гелиополисе. А в начале 1950-х годов русские эмигранты построили в том же Гелиополисе, по улице Абу-Симбел, 12, богадельню с маленькой церковью Свт. Николая. Когда же в начале 1980-х годов от русской белоэмигрантской общины остались лишь полдюжины стариков и старушек, они передали богадельню вместе с церковью греческой Александрийской патриархии. Греки церковь немного расширили, там и сейчас по пятницам и воскресеньям проходят службы. Правда, на арабском языке, непонятном большинству наших соотечественников.

В советское время потребность в русской церкви была невелика. На Рождество обычно ходили в коптский собор Св. Марка в Аббасии, благо копты, как и мы, отмечают этот праздник 7 января. На Пасху – в греческий собор Св. Георгия в Старом Каире. Развал Союза изменил ситуацию. Люди потянулись к церкви.

Надо сказать, что еще с 1945 года в Египте неизменно находился представитель Русской православной церкви при греческом патриархе Александрийском. В тот год русские эмигранты, проживавшие в "северной столице", передали свою домовую церковь Св. Александра Невского Московской патриархии. Так что наш батюшка находился в Александрии. В этой церкви в 1988 году отмечалось тысячелетие крещения Руси. Представителем патриарха Московского был тогда протоиерей Димитрий Андреевич Нецветаев.

Через год после этого отец Димитрий вернулся на родину, а еще через десять лет я встретил его у российского консульства в Каире. Батюшка рассказал, что патриарх Алексий II вновь направил его в Египет в качестве своего представителя с указанием переехать из Александрии в Каир. И не просто переехать, а основать в Каире русскую церковь. Правда, средств на строительство храма не было, и поначалу отец Димитрий собирался просто снять под церковь квартиру, как в Александрии. Но тут возникла интересная идея…

В середине ХХ века в Египте проживали десятки тысяч греков. У них были свои храмы и монастыри. Работали греки обычно в компаниях, принадлежавших их соотечественникам. Однако вскоре после революции 1952 года в Египте был принят такой закон: во всех фирмах на каждого иностранца должно приходиться не меньше десяти египтян. По сути это был запрет на использование иностранной рабочей силы. И греки стали в массовом порядке уезжать. Многие храмы лишились своих прихожан и были закрыты. Так почему бы, подумал отец Димитрий, не попросить у греков одну из церквей, которой они не пользуются?

Этой идеей батюшка поделился тогда со мной. Правда, засомневался в ее осуществимости: заброшенные храмы нуждались в капитальном ремонте, а денег не было. Но я стал горячо убеждать его в том, что храм, устроенный в здании церкви, несравненно лучше, чем в квартире. А деньги соберем всем миром, как это и принято на Руси!

Наутро отец Димитрий позвонил мне: "Всё, еду в Александрию к патриарху, просить у него церковное здание!"

В греческой Александрийской патриархии к идее отнеслись с пониманием, но поставили условие: взамен для ее представителя в Москве тоже должна быть выделена церковь. В июне 1999 года на этот счет было подписано соглашение между двумя патриархиями.

Для русской церкви греки выделили здание на окраине Каира, в районе Зейтун, по улице Мессири, 45. Построено оно было в начале ХХ века, но почти полвека не использовалось. В итоге крыша прохудилась, с потолка клоками свисала штукатурка, фасад облупился, электропроводка и водопроводные трубы никуда не годились. Правда, фрески на стенах, как и иконостас, были в порядке.

Работы предстояло много. Пожертвования соотечественников были невелики, так что ремонт двигался туго. Отец Димитрий загрустил. И тут Бог послал ему Гордея Денисенко.

70-летний Гордей Алексеевич родился в Сербии в семье русских эмигрантов. Помотался по миру и в конце концов оказался в США. По профессии инженер-строитель, он многие годы работал в крупнейшей американской строительной компании «Бехтел», участвовал в сооружении Центра международной торговли на Красной Пресне в Москве. В Каире Денисенко руководил строительством большой гостиницы. О трудностях с ремонтом церкви узнал от русского соседа по дому. И принял энергичное участие в развязке этой незадачи.

Первым делом Денисенко направил в церковь своих специалистов. Они составили смету, определили порядок ремонтных работ. Деньги нужны были нешуточные: примерно 200 тысяч долларов. Чтобы собрать их, Гордей Алексеевич отправился в Америку, а отец Димитрий – в Грецию и на Кипр. Совместными усилиями набрали три четверти нужной суммы и принялись за работу. Разницу покрыл сам Денисенко: "Появятся деньги  – отдадите", – сказал он отцу Димитрию.

И вот наступил торжественный день освящения церкви. В небольшом храме яблоку негде было упасть. Приехали послы православных стран, делегация Московской патриархии. Освятил церковь сам патриарх Александрийский и всея Африки Петр VII. Он поблагодарил Гордея Денисенко за помощь в возрождении церкви и вручил ему награду – орден Св. Марка. А патриарх Московский и всея Руси Алексий II наградил Денисенко орденом Даниила Московского третьей степени. "Впервые в жизни мне сказали спасибо за работу», – признался Гордей Алексеевич.

Нет уже в живых отца Димитрия, вернулся в Америку Гордей Денисенко. А созданный их усилиями православный храм Св. Димитрия Солунского остается местом притяжения для сотен людей, считающих русский своим родным языком.

Владимир БЕЛЯКОВ.

Фото: Владимир БЕЛЯКОВ.

«МК в Египте», № 21 (51), 13-26 ноября 2011 года.

на верх