Мастер от Фаберже

52 года назад, 30 декабря 1959 года, в Каире скончался замечательный русский скульптор Борис Оскарович Фредман-Клюзель. В Египте он прожил 30 лет – почти половину своей жизни.

1.jpg

На фото: Невеста Нила. Фото автора.

В Каир Фредман-Клюзель приехал в 1929 году из Парижа, где занимал должность профессора в Школе прикладных искусств. Пригласили его египтяне, решившие учредить кафедру скульптуры на факультете изящных искусств Университета имени короля Фуада. Пригласили сразу на должность заведующего кафедрой. Потому что и в эмиграции, как когда-то на родине, Борис Оскарович показал себя Мастером. А к мнению французов египтяне прислушивались: со времени попытки Наполеона завоевать Египет на рубеже XIX века между двумя странами существовали широкие культурные связи.

Древние египтяне были прекрасными скульпторами. Посетивший впервые Египет в 1903 году Шаляпин вообще утверждал, что "греки явились в искусстве не более, не менее как простыми заимствователями и подражателями египтян". Но с арабским завоеванием Египта искусство ваяния стало чахнуть. Ведь ислам запрещает изображение живых существ. Так что русскому скульптору пришлось обучать египтян заново. Забавно, не правда ли?

Борис Оскарович родился в Петербурге 27 апреля (по старому стилю) 1878 года. Отец его по национальности был шведом, лютеранином, мать – наполовину русской, наполовину француженкой, православной. Отсюда и двойная шведско-французская фамилия. Но и отец, и мать считали себя русскими, как впоследствии и их сын, крещеный в православную веру. Образование Фредман-Клюзель получил в Петербурге, а затем совершенствовал свое мастерство в Стокгольме. Уже в молодые годы он стал известен как талантливый скульптор-анималист. С 1907 года ему давала заказы знаменитая ювелирная фирма Карла Фаберже. Его даже отправляли в Лондон, чтобы изготовить фигурки любимых домашних животных короля Эдуарда VII. Вообще у Бориса Оскаровича очень хорошо получалось изображение живых существ в движении. "Его «Борзые» действительно бегут, а «Балашова» танцует, как будто мы видим ее на сцене Большого", – утверждал египетский критик Морик Брин. На родине скульптор прославился своими статуэтками артистов балета, среди которых были такие великие балерины, как Анна Павлова и Матильда Кшесинская. Участвовал он и в создании популярной серии фигурок "Русские типы".

Вскоре после Октябрьской революции 1917 года Фредман-Клюзель, как и многие деятели русской культуры и искусства, эмигрировал во Францию. Там его и заметили египтяне.

Жил Борис Оскарович в центре Каира, в районе Эзбекия. С женой-балериной он к тому времени расстался, жил один. Хозяйством занималась экономка, причем не египтянка, а француженка. В 1937 году Фредмана-Клюзеля в должности заведующего кафедрой сменил его же ученик, Ахмед Осман. Но еще примерно десятилетие, до выхода на пенсию, он преподавал в университете в должности профессора. После этого русского скульптора нередко спрашивали, почему он остался в Каире. "Я люблю Египет, – отвечал он, – зачем же мне отсюда уезжать?"

Фредман-Клюзель воспитал целое поколение египетских скульпторов, он был по существу создателем школы современной египетской скульптуры. Я еще застал некоторых его учеников. В 1999 году я встречался в Каире с Махмудом Багори и Хусейном Бикаром. Обоим было за 80. Они очень хорошо отзывались о русском скульпторе – и как о педагоге, и как о человеке. Бикар показал свой портрет Фредмана-Клюзеля, написанный в 1938 году.

Борис Оскарович активно участвовал в художественной жизни Каира, выставлял свои работы на выставках и биеннале. Так, на Каирской художественной выставке 1935 года демонстрировалась его скульптура "Невеста Нила". Вскоре после этого скульптура была установлена в фонтане розариума парка Нузха в Александрии и находится там до сих пор.

Местная критика высоко ценила творчество русского скульптора. "Фредман-Клюзель не признает права по своему усмотрению менять форму, требует уважения к мастерству природы и к достоверности, – отмечал в 1935 году Морик Брин. – Поэтому он много времени тратит на изучение анатомии. Но как только появляется уверенность в том, что «пришел момент истины», он реализует ее. Анализ, позволяющий препарировать, и синтез, который оживляет. Даже в скульптурной неподвижности застывшая поза всегда дышит у него жизнью".

Немало работ Фредмана-Клюзеля до сих пор находится в Египте. К сожалению, почти все они недоступны для зрителя. Четверть века некоторые из этих работ были выставлены в существовавшем тогда в центре Каира художественном музее. Но еще в 1965 году музей был закрыт, виллу, где он размещался, снесли, а коллекцию перевезли в запасники Музея изобразительных искусств в Гезире. Там она хранится до сих пор. Кроме "Невесты Нила" в Александрии, можно увидеть лишь две работы русского скульптора в столице, причем рядом друг с другом, в христианском Старом Каире. Это большой барельеф Георгия Победоносца на лестнице греческой православной церкви Св. Георгия и бюст основателя Коптского музея Симайка-паши.

"Ближе к натуре, ближе к Богу" – так сформулировал принцип творчества Фредмана-Клюзеля в его некрологе сын выдающегося русского ювелира Евгений Карлович Фаберже. "Хорошо зная анатомию, он давал статуям нервы, мускулы, – продолжал Фаберже, – он оживлял лицо, передавал душевное выражение, давал движение танцорам. Его работы были одушевленные, живые. Во многих больших музеях и частных коллекциях Европы хранятся его произведения".

После смерти Фредмана-Клюзеля экономка распродала его имущество, в том числе скульптуры, находившиеся в мастерской. Видимо, она и похоронила его. Мне хотелось поклониться праху Бориса Оскаровича, но, несмотря на то, что я обошел едва ли не все христианские кладбища Каира, могилу его я так и не нашел…

«МК в Египте», № 24 (54), 25 декабря 2011 - 14 января 2012 года.

на верх