Последний миллиметр

23 года назад, 15 марта 1989 года, над сектором Таба на Южном Синае вновь взвился египетский флаг. Последний клочок земли, оккупированной Израилем в 1967 году, был наконец освобожден.

Весной 1988 года я впервые побывал на Южном Синае (я тогда работал корреспондентом "Правды" в Египте). Белоснежный многоэтажный отель в Табе пришлось разглядывать из-за колючей проволоки: в секторе, примыкающем к границе, хозяйничали израильтяне. Они отказались вернуть Египту этот маленький кусочек земли, когда в соответствии с мирным договором 1979 года выводили свои войска с Синая. Отказались из-за того самого отеля: 340 стандартных номеров, 12 "люксов", а главное – 810 метров прекрасного песчаного пляжа. А еще в Табе особый микроклимат. Из-за того, что с обеих сторон узкого Акабского залива к воде подступают скалы, там всегда тише и теплее, чем в других частях побережья.

1.jpg

Основная территория Израиля примыкает к Средиземному морю. С ноября по май там прохладно и дождливо. Ни о каких солнечных или морских ваннах в этот период не может быть и речи. Правда, в 1949 году, во время первой арабо-израильской войны, израильтяне захватили у иорданцев выход к Акабскому заливу, где вскоре был заложен город Эйлат. Вот там можно загорать и купаться круглый год. Беда лишь в том, что протяженность красноморского побережья Израиля составляет всего семь километров.

Израильтяне удерживали Синайский полуостров 15 лет, с 1967 по 1982 год. Этот период совпал с быстрым развитием международного пляжного туризма. Именно в годы оккупации появились на египетском побережье Акабского залива первые гостиницы – в Нувейбе, Дахабе, Шарм-эль-Шейхе. Израильтяне с удовольствием ездили туда круглый год, ездят и сейчас. Согласно египетско-израильскому мирному договору, граждане Израиля имеют право въезжать на побережье Акабского залива без виз на срок до 15 дней.

Строительство гостиницы в Табе – самой крупной и шикарной из тех, что появились за годы оккупации на египетском берегу Акабского залива – завершилось в тот самый 1982 год, когда израильские войска обязаны были покинуть Синай. Но так не хотелось возвращать этот чудный уголок с новенькой, с иголочки, гостиницей! И израильтяне уходить из Табы отказались, утверждая, что сектор – обращенный к морю треугольник со сторонами 1090 и 1020 метров – Египту не принадлежит.

После четырех лет трудных египетско-израильских переговоров при посредничестве США вопрос о судьбе Табы передали в международный арбитраж. Арбитры изучали дело больше двух лет и наконец вынесли решение – в пользу Египта. Еще полгода потребовалось на то, чтобы согласовать детали возвращения сектора законным хозяевам и решить вопрос о будущем гостиницы. Ее в конце концов выкупила частная египетская компания, заплатив 37 млн. долларов – больше, чем первоначально предложил Египет, но значительно меньше, чем требовал Израиль.

На торжественную церемонию поднятия египетского флага над Табой я не попал – был в командировке в Саудовской Аравии. Зато на другой же день после возвращения в Каир сел в машину и отправился на Синай. Менеджмент в гостинице – тогда она называлась "Сонеста" – еще не сменился, и из-за этого мое первое знакомство с ней вышло комом.

После 400 км за рулем я подъезжал к гостинице с мечтой о чашке крепкого кофе. В холле, где расположено кафе, подозвал официанта.

– Пожалуйста, кофе по-турецки, сахар средний.

– Кофе нет, сэр, – ответил официант. – Могу предложить вам только прохладительные напитки.

– Это почему же? – удивился я.

– Суббота, сэр, огонь разводить запрещено.

Я буквально вскипел от возмущения!

– Мы в какой стране находимся?!

– В Египте, сэр, – вежливо ответил официант. – Но администрация еще старая…

Я отказался от прохладительных напитков, сел в машину и поехал пить кофе за 60 км, в Нувейбу.

После этого я много раз бывал в Табе, и всегда бросалось в глаза, что машин с израильскими номерами на стоянке возле гостиницы намного больше, чем с египетскими. Спрашивал у израильтян, как они относятся к тому, что Табу вернули Египту. Ответы практически всегда были одни и те же: и правильно сделали, что вернули. Мы как ездили сюда раньше, так и сейчас ездим, только стало дешевле. Не секрет, что уровень цен в Египте намного ниже, чем в Израиле.

Вскоре в "Сонесте" появилась еще одна изюминка для израильтян: казино. В Израиле азартные игры запрещены, в Египте же в "крутых" гостиницах можно поиграть в рулетку, правда, только иностранцам. Мне говорили, что постояльцы из Израиля не раз оставляли в казино кругленькие суммы…

Много лет египтяне и израильтяне, вчерашние враги, мирно уживались в Табе. Сектор даже стали называть "оазисом мира" и проводить там международные встречи и конференции. Но в 2004 году случилась беда: отель взорвали. По данным египетской полиции, как раз из-за того, что его основными постояльцами были израильтяне. Организовали взрыв палестинцы с помощью местных бедуинов в отместку израильтянам за убийство мирных палестинских жителей. Впрочем, от взрыва погибли люди разных национальностей, в том числе и русские.

Отель давно восстановили, и там вновь мирно и людно. Ничто уже не напоминает ни о разрушениях, ни тем более о колючей проволоке, окружавшей когда-то сектор Таба.

На карте Египта Таба занимает всего лишь миллиметр. Но какая разница, мала или велика родная земля, оккупированная захватчиками! Для египтян освобождение Табы было делом принципа, вопросом национального достоинства. Восстановление суверенитета над сектором стало подлинным праздником. Последняя пядь египетской земли была наконец возвращена после почти 22 лет оккупации. Причем возвращена без единого выстрела. Если не считать, конечно, салюта, который, по словам очевидцев, гремел в те минуты, когда над Табой вновь поднимали египетский флаг.

«МК в Египте», № 05(059), 11 - 24 марта 2012 года.

на верх