Ожившие фрески

89 лет назад, в марте 1923 года, в Египте проходили первые гастроли великой русской балерины Анны Павловой. Ее выступления имели оглушительный успех.

"У нас только что кончились "дни о Павловой", – писал 13 марта 1923 года живший тогда в Каире художник Иван Яковлевич Билибин своей ученице Л.Е. Чириковой. – Наша всемирная знаменитость посетила Каир (сейчас она уехала на неделю в Александрию) по дороге из Японии и Индии в Лондон. Здесь она провела недели две. Танцевала со своей труппой в Курзале. Было смен пять программ. Некоторые номера были великолепны. Я стал совсем балетоманом на эти дни".

1.jpg

Анна Павловна Павлова (1881–1931), прима-балерина императорского Мариинского театра в Петербурге, в 1910 году покинула Россию и поселилась в Лондоне. Там она создала интернациональную труппу, с которой гастролировала по всему миру – от Латинской Америки до Австралии и Новой Зеландии.

Процитировав в своей книге "Русский Египет" (она вышла в Москве в 2008 году) письмо Билибина к Чириковой, я с уверенностью написал, что Курзал, где выступала Павлова, давно снесли. С уверенностью, потому что за 15 лет жизни в Каире ни разу не слышал это название. Но, как выяснилось два года назад, я ошибался. Идя от площади Оперы по улице Аль-Альфи, я увидел на тыльной стороне кинотеатра "Диана палас" надпись: "Курзал". Жив, курилка!

Виктор Эмильевич Дандре, супруг и антрепренер Павловой, в турне по странам Востока всегда оставлял в программе "воздух". "Такие дни для Анны Павловой были праздниками, – вспоминал он. – Можно было устраивать экскурсии: в Египте – на пирамиды или поездку на верблюдах в пустыню".

Об одной из таких экскурсий рассказал в своей книге "Мои годы с Павловой" один из танцоров труппы, Альгеранов. По национальности он был англичанин, а творческий псевдоним на русский манер придумала ему Павлова. "Когда мы поехали смотреть пирамиды и Сфинкса, – вспоминал Альгеранов, – мы сели на верблюдов, и я получил от этого почти такое же удовольствие, как от самих чудес света: от нашей поездки веяло настоящим приключением. Павлова тоже взобралась на верблюда, и мы путешествовали по пустыне с идиотскими от счастья улыбками".

Запомнился этот день и еще одному члену труппы Павловой, танцовщице Джоун Ван Уорт. "Когда мы приехали в Египет, нам дали свободный от репетиций день, – вспоминала она. – Поездка в пустыню была очень интересной и доставила нам огромное удовольствие. Наш гид был весьма образованным человеком и к тому же знатоком искусства. Он показал нам гораздо больше того, что показывают обычно туристам. Когда мы расплатились через него с погонщиком верблюдов, то предложили вознаграждение ему лично, но он наотрез отказался брать деньги. Тогда мы дали ему билет на нашу постановку "Египетский балет". На следующий день он явился после представления к нам в отель поблагодарить за доставленное удовольствие. Он был изумлен тем, что Павлова достигла в своих танцах поразительного сходства с фресками древних египетских гробниц; его поразило, что ни одно из ее движений не нарушало этого впечатления".

"Египетский балет", который упомянула Джоун Ван Уорт, был поставлен в 1917 году на музыку А. Луиджини, Дж. Верди и А. Аренского. Павлова танцевала в нем жрицу. В ее репертуаре были еще два балета на египетскую тему. Это "Дочь фараона" на музыку Ц. Пуни, поставленный впервые Мариусом Петипа еще в 1862 году, и "Египетские ночи" по мотивам повести А.С. Пушкина на музыку А. Аренского (1908 год). Вторую редакцию этого балета в 1909 году назвали "Клеопатра".

В балете "Египетские ночи" Павлова исполняла главную роль – Береники. Ее героиня была влюблена в молодого охотника и глубоко страдала, узнав, что он отдал и любовь, и жизнь свою царице Клеопатре. По свидетельству современников, балерина так живо показала в танце душевные переживания своей героини, что Береника в ее исполнении так и осталась непревзойденной.

То, что репертуар Анны Павловой включал три балета на древнеегипетскую тему, было, конечно, не случайно. Сто лет назад Египет пользовался в России такой же популярностью, как и сейчас. Поток туристов туда по тогдашним меркам носил массовый характер, благо каждую субботу из Одессы в Александрию отплывал пароход. Поэты, писатели, художники и просто любители древностей считали своим долгом посетить Египет, познакомиться с его музеями и архитектурными памятниками. В самой России были несколько отличных коллекций египетских древностей. Лучшая – в Музее изящных искусств в Москве, вторая по значимости – в Петербурге, в Эрмитаже. Да и во время многочисленных гастролей по странам Европы Павлова имела возможность посещать такие знаменитые музеи, как Лувр, и знакомиться с их египетскими коллекциями.

Но одно дело – изучать позы древних египтян по экспонатам музеев и совсем другое – по их изображениям в храмах и гробницах. В марте 1923 года Павлова впервые получила такую возможность. Вместе с Билибиным она ездила на экскурсию в Саккару. "Запомнился эпизод перед фреской, изображающей танцующую египтянку, – вспоминал приемный сын Билибина Мстислав Потоцкий. – Анна Павлова пытается повторить позу танцовщицы; Иван Яковлевич, сидя перед ней на корточках, поправляет складки ее одежды, приводя их в соответствие с изображением".

"Египетский балет" имел в Каире шумный успех. "Зрители говорили, – вспоминал Альгеранов, – что танцоры оживили фрески. Это действительно было так. На Павловой был облегающий костюм синего цвета с золотом, на голове – парик с золотыми украшениями. Она танцевала на пуантах, делая руками характерные для древних египтян движения. Было такое впечатление, что вы наблюдаете за жрицей, танцующей перед богом Амоном-Ра во времена фараонов. Это был еще один пример ее сценического гения".

Если в Каире Павлова жаловалась на качество сцены и тесные уборные Курзала, то в Александрии она выступала в уютном, отделанном красным бархатом и золотом Театре Мухаммеда Али. В 2003 году этот театр вновь был открыт после длительной реставрации и предстал в своем первоначальном блеске.

В Египте балерина выступала еще один раз, в 1928 году. По словам Альгеранова, в ту пору свободное время они посвятили почти исключительно Египетскому музею.

Балет для египтян – искусство чужое. И возможно, именно поэтому выступления Анны Павловой произвели на них столь сильное впечатление. В память об этом в зале для почетных гостей нового здания возрожденной Александрийской библиотеки в 2003 году была установлена статуэтка Анны Павловой работы русского скульптора Елены Безбородовой.

Фото автора.

«МК в Египте», № 06(060), 25 марта – 7 апреля 2012 года.

на верх