И вновь со щитом

30 лет назад, 25 апреля 1982 года, завершился вывод израильских войск с оккупированного ими Синайского полуострова. С тех пор этот день отмечается в Египте как праздник.

eto bylo nedavno 2.jpg

Природа Синая неприветлива: 60 тысяч квадратных километров камня и песка. Нет толком ни пахотной земли, ни пресной воды. Потому-то египтяне, веками владевшие полуостровом, считали его скорее щитом, прикрывавшим с востока собственно Египет – долину и дельту Нила, чем частью своей родины. Кстати, Синай формой действительно напоминает щит. Фараоны отправляли туда экспедиции за медью и бирюзой, а в начале нашей эры в глубине синайских гор прятались от преследований римских язычников первые христиане.

До израильской оккупации в июне 1967 года на Синае не было своей администрации – огромный полуостров входил в состав провинции Исмаилия. Собственно, особая администрация и не была нужна: на Синае проживали лишь несколько тысяч бедуинов, обитавших в маленьких селениях, разбросанных по всему полуострову. Кормили их горстки финиковых пальм, клочки земли у редких источников да тощие козьи пастбища.

Когда на рассвете 5 июня 1967 года израильские войска вторглись на Синай, египтяне поначалу оказали им упорное сопротивление. Но продержались недолго: израильским бомбардировщикам удалось практически полностью уничтожить египетскую авиацию на аэродромах, а без поддержки с воздуха остановить врага было невозможно. Военные действия продолжались всего шесть дней. Израильские войска вышли на восточный берег Суэцкого канала. Весь полуостров оказался в руках захватчиков.

Но египтяне не смирились с потерей. Восстановив с помощью Советского Союза свои вооруженные силы, они 6 октября 1973 года форсировали Суэцкий канал и оттеснили израильтян к горным перевалам. Сделать больше тогда не удалось. Но Октябрьская война показала, что Египет может на равных сражаться с Израилем, и это открыло дорогу политическим переговорам. Тогдашний президент Египта Анвар Садат посчитал, что проще добиться освобождения Синая не через международную мирную конференцию по Ближнему Востоку, открывшуюся в декабре того же года в Женеве, а путем прямых переговоров с Израилем под эгидой США. Переговоры эти, долгие и трудные, действительно принесли в конце концов результат, которым, впрочем, в Египте были довольны далеко не все, не говоря уже о соседних арабских странах. Сначала в Кэмп-Дэвиде, летней резиденции президента США, в сентябре 1978 года было подписано египетско-израильское соглашение о принципах урегулирования, а 26 марта следующего года на основе этого соглашения – уже мирный договор. Израиль обязался в течение трех лет в два этапа вывести войска с Синайского полуострова.

eto bylo nedavno 1.png

Вывод войск проходил достаточно гладко, если не считать отказа Израиля вернуть Египту сектор Таба. О проблеме Табы я недавно рассказывал (см. "МК" в Египте" № 5 за этот год). Любопытная деталь: израильтяне не передали Египту основанные ими на Синае поселения, а разрушили их. Так сказать, ни себе, ни людям. Недалеко от границы с сектором Газа наверняка еще не убраны развалины городка Ямит, взорванного самими израильтянами весной 1982 года. В свое время я бродил средь обвалившихся бетонных блоков, и никак не мог понять: взорвали-то зачем? Неужели нельзя было оставить египтянам в целости и сохранности, если не в качестве компенсации за причиненный оккупацией ущерб, то хотя бы в качестве жеста доброй воли?

За 15 лет хозяйничанья захватчиков на Синае в Египте многое изменилось. Ушли из жизни два президента – Гамаль Абдель Насер и Анвар Садат, начался процесс перехода к рыночной экономике. Новые власти взглянули на освобожденный Синай по-новому и решили: хоть ресурсы его и невелики, там есть что развивать. К освоению полуострова толкали и стратегические соображения. "Если Синай будет населен плотнее, то в случае нового вторжения его легче будет удержать, – говорил мне в мае 1986 года губернатор Северного Синая генерал Мунир Шаш. – Жители с оружием в руках будут защищать свои дома".

Первым шагом к освоению полуострова стало образование там двух провинций – Северный Синай со столицей в Эль-Арише и Южный Синай с центром в Торе. Оба городка были отстроены заново, к ним подведены хорошие шоссе. Да и вообще всю инфраструктуру пришлось создавать практически с нуля. Не обошлось без трудностей. Плохо зная природу полуострова, египтяне сначала строили дороги так, как в долине Нила: песок, щебенка, а сверху – асфальт. Первый же ливень, а они бывают на Южном Синае каждые три-четыре года, размыл полотно, и асфальт, лопнув, просто упал. Мне пару раз приходилось медленно объезжать разрушенную часть шоссе в Сен-Катрин по расчищенной бульдозерами от камней времянке. С тех пор селеопасные места на дорогах стали бетонировать.

Вскоре обнаружилось, что на севере полуострова есть немало пригодных к освоению земель. Нужна вода. И в 1990-е годы началось строительство мощного пресноводного канала от Нила в сторону Эль-Ариша. Назвали его Ас-Салям (Мир). Чтобы перебросить воду на Синай под Суэцким каналом, пришлось строить мощный и сложный сифон. Затем возникли препятствия иного рода. Канал проходит вдоль древней дороги бога Хора, по которой фараоны вели свои войска на восток, в Палестину. На дороге на расстоянии 20-25 км друг от друга были возведены крепости. Так вот, строители канала стали натыкаться на древние развалины, так что работы приходилось останавливать, чтобы дать возможность потрудиться археологам. Насколько мне известно, строительство канала еще не закончено, но земли, которые оросит его вода, способны принять около двух миллионов египтян.

Самый пригодный к освоению потенциал оказался не на севере Синая, а на его юге. К началу 1980-х годов в международном туризме появилось новое популярное направление – пляжный туризм. Побережье Акабского залива Красного моря с его солнечной погодой, коралловыми рифами и песчаными пляжами как будто создано для того, чтобы люди могли там отдохнуть и расслабиться. Туристическая инфраструктура развивалась стремительно. Когда в марте 1988 года я впервые приехал в Шарм-эль-Шейх, то попал на открытие первой египетской гостиницы – "Газаля". Количество гостиниц в Шарме давно перевалило за сотню, строятся новые. А ведь есть еще Дахаб, Нувейба, Таба… Значение туризма для экономики чрезвычайно велико. Он дает не только рабочие места и доходы в иностранной валюте, но и стимулирует многие другие отрасли экономики – от строительства и транспорта до производства напитков и сувениров.

Так Синай обрел новую жизнь, а его скрытый до поры потенциал поставлен ныне на службу египетскому народу.

«МК в Египте», № 08(062), 22 апреля – 5 мая 2012 года.

на верх