"Правда" о Египте

100 лет назад, 5 мая 1912 года, вышел первый номер большевистской газеты "Правда". После революции эта газета стала рупором советского руководства, превратилась в крупнейшее периодическое издание в СССР и одно из самых крупных в мире. Корреспонденты "Правды" работали в столицах 40 государств, в том числе и Египта. Они внесли немалый вклад в развитие взаимопонимания между нашими народами.

1.jpg

Случилось так, что я оказался последним корреспондентом "Правды" в Египте. В Каир я приехал в марте 1986 года. Ничто в ту пору не предвещало краха КПСС, развала Советского Союза. Тем для материалов хватало. Это был период восстановления советско-египетских отношений после фактического разрыва по инициативе президента Садата в конце 1970-х годов. Вновь открывались наши консульства, культурные центры, всё чаще проводились обмены разнообразными делегациями. Да и в самом Египте происходило немало достойных освещения событий, причем не столько даже политических, сколько культурных. Открытие нового комплекса Оперного театра, присуждение Нагибу Махфузу Нобелевской премии в области литературы, постановка оперы "Аида" под открытым небом возле Луксорского храма… Да и свежий взгляд достаточно опытного журналиста (до этого я десять лет работал на Московском радио и два года – корреспондентом Советского телевидения и радио в Ливане) регулярно находил диковинные для соотечественников темы. Я писал о Суэцком канале и православном монастыре Св. Екатерины на Синае – месте традиционного паломничества русских людей, о поисках потопленных адмиралом Нельсоном кораблей Наполеона в бухте Абу-Кир под Александрией и первых гостиницах в Хургаде и Шарм-эль-Шейхе, о разведении арабских скакунов и традициях синайских бедуинов. Всего и не перечислить! Я много ездил по стране, и эти поездки позднее легли в основу моих путеводителей по Египту – первых, написанных русским для русских.

Корпункт "Правды" находился на Замалеке, в доме 11 по улице Шагарет ад-Дорр, в квартире 4 на втором (по-русски) этаже. Он представлял собой просторную квартиру, состоявшую из двух частей – парадной и жилой. В парадной части были гостиная, столовая и холл с большим балконом и настоящим камином, который зимой мы каждый вечер топили. Камин не столько обогревал, сколько создавал уют, привлекавший дополнительное число гостей. В жилой части были три спальни, одну из которых оборудовали под кабинет, где я, как и мои предшественники, работал.

Квартиру под корпункт снял в конце 1950-х годов Игорь Беляев. Это я знаю точно. А вот был ли Игорь Петрович первым корреспондентом "Правды" в Каире, в этом я не уверен. Затем в этой квартире последовательно жили и работали Павел Демченко, Евгений Примаков, Юрий Глухов, Алексей Васильев и Владимир Пересада, которого я и сменил. Должен сказать, что все корреспонденты "Правды" были арабистами, хорошо знали два-три языка. Игорь Беляев, Евгений Примаков и Алексей Васильев имели еще и ученые степени. Все они, кроме Владимира Пересады, авторы многочисленных и разнообразных книг о Египте. Отмечу лишь две из них, наиболее, на мой взгляд, важные для познания страны на Ниле. Это "Египет: время президента Насера" Игоря Беляева и Евгения Примакова и "Египет и египтяне" Алексея Васильева. Последняя книга выдержала три издания, и я обязательно рекомендую ее моим студентам. Словом, каирские правдисты были крутыми профессионалами, их продукция неизменно отличалась достоверностью и высоким качеством.

Два корреспондента "Правды" после возвращения на родину шагнули далеко за пределы журналистики. Это, конечно, в первую очередь академик Евгений Максимович Примаков. Он был директором Института востоковедения АН СССР, а при Ельцине – последовательно директором Службы внешней разведки, министром иностранных дел и даже главой правительства. Примаков – автор большого числа книг, главным образом о проблемах Ближнего Востока.

eto bylo nedavno 2Надо сказать, что каирский корпункт "Правды" всегда был региональным. Его сотрудники освещали проблемы всего Ближнего Востока, особенно тщательно – арабо-израильский конфликт. Причем не только по местным газетам. Мне, например, приходилось летать из Каира в Хартум и Сану, Аден и Эр-Рияд, Дамаск и Абу-Даби, Эль-Кувейт и Триполи (Ливия). А еще – ездить, уже на машине, в Газу, Иерусалим, Рамаллу, Амман. Никакие книги и статьи не заменят личных впечатлений, бесед с компетентными людьми.

Кроме Евгения Примакова, нужно особо упомянуть и Алексея Васильева. Он много лет возглавляет Институт Африки РАН, в прошлом году был избран действительным членом Российской академии наук. Алексей Михайлович первым в нашей стране занялся изучением истории мало известной у нас Саудовской Аравии, о чем написал капитальное исследование.

Я периодически вспоминал о своих славных предшественниках и старался "держать планку". В первые же годы работы в Каире я нашел свою тему – историю пребывания наших соотечественников в Египте и русско-египетских гуманитарных связей вообще. Собранные материалы сначала превращались в многочисленные статьи, а затем и в книги, вероятно, знакомые некоторым читателям нашей газеты.

События 19 августа 1991 года застали меня в Москве. Через несколько дней главный редактор "Правды" Геннадий Селезнев собрал находившихся в отпуске зарубежных корреспондентов и сказал: "Ребята, денег нет и не будет. Имущество и средства КПСС конфискованы. Кто желает побарахтаться сам – возвращайтесь в свои корпункты".

Случившееся показалось мне чудовищно несправедливым. Я вернулся в Каир. Как мы жили в начале 90-х – отдельная песня. Но корпункт работал. Я даже отметил небольшим фуршетом 80-летие "Правды". Пришел наш посол, Владимир Порфирьевич Поляков, египетские и иностранные журналисты.

"Правда" выходила с перебоями. Основу ее финансирования, как и других газет, составляла подписка, а бешеная инфляция сжирала за месяц деньги, собранные на полугодовую подписку. И тут финансовую помощь газете предложил старый греческий коммунист. Однако делегированные им в Москву сыновья не питали, в отличие от отца, никаких альтруистических чувств к газете. Они занялись бизнесом. Сотрудникам платили мизерную зарплату, сохранившиеся зарубежные корпункты не финансировали. Летом 1995 года, во время отпуска, я имел острую беседу с одним из братьев. И в декабре мне пришлось покинуть "Правду" и закрыть ее исторический каирский корпункт.

Впрочем, в Египте я проработал еще пять лет, корреспондентом "Труда". Но это уже совсем другая история.

«МК в Египте», № 10(064), 20 мая – 9 июня 2012 года.

на верх