"Русский Египет"

13 июня отметил столетний юбилей Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина в Москве. Жемчужиной его экспозиции была и остается коллекция египетских древностей.

Предметы древнеегипетского искусства выставлены в основном в первом зале музея. Он отделан, как древнеегипетский храм. Темно-синий потолок с золотыми звездами поддерживают колонны, увенчанные пучками папируса. Над интерьером "египетского зала" создатели музея трудились долго и тщательно. Основатель и первый директор музея (тогда он назывался Музей изящных искусств) профессор Иван Владимирович Цветаев – отец поэтессы Марины Цветаевой – ездил весной 1909 года в Египет, чтобы познакомиться с его древней архитектурой. По пути домой он писал из Афин в Москву: "С князем Щербатовым в Эдфу мы нашли форму зала, как нельзя лучше подходящего к нашим размерам". Храм в Эдфу, на юге Египта, был воздвигнут в III веке до нашей эры, он хорошо сохранился.

1.jpg

Среди экспонатов "египетского зала" есть подлинные шедевры, вошедшие во многие издания разных стран по древнеегипетскому искусству. Например, статуэтки жреца Аменхотепа и жрицы Роннаи, изготовленные в XV веке до нашей эры из красного дерева. Платье Роннаи было покрыто тонкой серебряной пленкой, она и сейчас чуть-чуть видна. Или туалетная ложечка из слоновой кости в виде плывущей девушки. Но главная ценность экспозиции, по мнению специалистов, не столько в отдельных шедеврах, сколько в очень высоком художественном уровне. В ней довольно полно представлено древнеегипетское искусство разных эпох, видов и стилей.

Экспозиция "египетского зала" представляет собой почти исключительно личную коллекцию выдающегося русского египтолога профессора Владимира Семеновича Голенищева (1856–1947). Коллекцию он собирал много лет, почти ежегодно приезжая в Египет. В ту пору продажа древностей, в том числе и частными лицами, еще не была запрещена. В начале ХХ века в Египетском музее в Каире даже был магазин, в котором каждый желающий мог приобрести предметы древнеегипетского искусства. Голенищев, получивший от отца солидное наследство, ездил по местам раскопок, ходил по антикварным лавкам, тщательно отбирая предметы для своей коллекции.

Но в 1907 году вновь поехать в Египет будущий профессор уже не смог. Средне-Уральское золотопромышленное акционерное общество, пайщиками которого было семейство Голенищевых, обанкротилось. Владимир Семенович оказался на грани полного разорения. Выход оставался один: продать коллекцию. Но кто в тогдашней России готов был выложить огромные деньги за египетские древности? Зато среди европейских антикваров известие о намерении Голенищева вызвало оживление. Возникла угроза того, что коллекция покинет Россию – целиком или по частям.

С подобной перспективой не захотела мириться научная общественность. 9 февраля 1908 года (здесь и далее по старому стилю) выдающийся востоковед и египтолог профессор Б.Н. Тураев обратился с письмом в Императорскую Академию наук, предложив приобрести коллекцию Голенищева для одного из отечественных музеев. Его поддержали академики П.К. Коковцев и Н.П. Кондаков.

24 февраля 1908 года на квартире Голенищева состоялось экстренное заседание Императорского русского археологического общества. Видные ученые ознакомились с коллекцией и согласились с Тураевым: "Уход этой коллекции из России был бы огромной утратой для русской науки и просвещения". Они уполномочили председателя общества ходатайствовать перед императором о приобретении коллекции Голенищева в собственность государства. Ходатайство это было встречено царем благосклонно, и вскоре вопросом о покупке коллекции занялось правительство. Но дело чуть не сорвалось из-за цены.

Eto bylo nedavno 1.jpg

Голенищев вложил в коллекцию 400 тысяч рублей – сумму по тем временам огромную. Таких денег Министерство финансов сразу заплатить не могло. "Средств не хватает на самые насущные нужды, неизмеримо более настоятельные, более серьезные, чем покупка египетских древностей, для которых в России не найдется даже, пожалуй, людей, могущих оценить их, исследовать и действительно ввести в мировой оборот научных знаний", – заявил министр финансов во время заседания правительства 29 апреля 1908 года.

Нужно было какое-то иное решение, чем единовременная выплата стоимости коллекции, и вместе с друзьями Голенищев его нашел. Он предложил пожизненно выплачивать ему каждый год в виде ренты шесть процентов с этой суммы, то есть 24 тысячи рублей. Это предложение правительству показалось приемлемым. Оно было одобрено также Государственной думой и Государственным советом. Весной 1909 года ими был принят на этот счет специальный закон. На тексте его рукой императора Николая II начертано: "Быть по сему. В Царском Селе, 10 мая 1909 года".

Итак, коллекция Голенищева перешла в собственность Российского государства. Разместить ее решили в Москве, где вовсю шло строительство Музея изящных искусств. 8 июля 1909 года Владимир Семенович формально расстался со своим детищем. В этот день был подписан акт о передаче коллекции, числом свыше 6000 предметов, специальной комиссии. Но лишь два года спустя она была перевезена в Москву.

На торжественной церемонии открытия Музея изящных искусств Голенищев не присутствовал. Расставшись со своей коллекцией, он наконец женился (на француженке Цецилии Маттен) и подолгу жил у нее на родине. "Поселяюсь совсем в милой Ницце среди моих книг и занятий и буду лишь летом наезжать в Петербург, – писал Владимир Семенович профессору И.В. Цветаеву 3 июля 1910 года. – Не могу больше переносить здешней (петербургской) зимней духоты и мрака: как побывал на южном солнышке, так и манит меня снова туда!"

Коллекция Голенищева стала украшением Музея изящных искусств. "Езжу регулярно в Москву, русский Египет, – писал 1 декабря 1912 года Владимиру Семеновичу профессор Б.А. Тураев. – Да, я теперь вижу, какое Вы сделали огромное культурное дело! Вам пришлось пережить тяжелый удар, расставшись с частью своей души, но да будет Вам утешением то, что Вы имеете возможность видеть при жизни, какие необычайные плоды принесла Ваша деятельность. Ни одна из громких египетских коллекций в мире не вызывает такого, не скажу интереса, а исступленного энтузиазма, как Ваша. Посетители в музей валят тысячами; путеводители раскупаются нарасхват, в два месяца продано 12 тысяч экземпляров. Ваше имя у всех на устах: египетский зал музея называют храмом, в который надо входить с трепетом".

«МК в Египте», № 12(066), 24 июня – 7 июля 2012 года.

на верх