Лукьяша

5 декабря исполнилось 125 лет со дня рождения видного представителя русской белоэмигрантской общины Египта, профессора-египтолога Григория Ивановича ЛУКЬЯНОВА

Лукьянов родился в Москве, окончил математический факультет Московского университета и московский Политехникум, в котором и начал свою трудовую деятельность. В 1912 году его избрали профессором Политехникума по кафедре авиации. Лукьянов работал также в Аэродинамической лаборатории под руководством знаменитого профессора Н.С. Жуковского. Стажировался во Франции, Германии, Англии, Италии.

1.jpg

В начале Первой мировой войны Лукьянов сменил профессию и в 1917 году окончил Археологический институт в Москве по курсу египтологии. Затем судьба забросила его во Владивосток, где он некоторое время преподавал математику в местном университете. В 1920 году профессор отправился оттуда кружным путем в Европу, получив от колчаковского правительства должность атташе при торговом агентстве в Югославии. Сделав остановку в Египте, решил остаться там, как он писал позднее в своей автобиографии, "из-за здоровья своей жены".

Жена Лукьянова, Елизавета Сергеевна, урожденная Елагина (23.9.1888, Москва – ?), окончила в 1910 году литературно-философский факультет Женского университета в Москве. Потом она прошла курс истории искусств в университете Рима и в 1912-1915 годах работала в Музее изящных искусств (ныне – Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина) в Москве. Специализировалась на изучении византийского искусства. Из музея Елагина перешла работать в Археологический институт, где и познакомилась с Лукьяновым. В 1916 году они поженились.

Первые три года пребывания в Каире Лукьянов работал личным секретарем посланника Чехословакии и одновременно изучал древнеегипетский язык под руководством нашего великого египтолога Владимира Семеновича Голенищева (1856-1947). И, похоже, не без успеха.

В 1920-1922 годах в Египте существовали три лагеря русских беженцев, эвакуированных англичанами из Новороссийска при приближении к нему Красной армии. В одном из них, неподалеку от Исмаилии, разместился Донской кадетский корпус. Лукьянов приезжал к кадетам, читал им лекции о Древнем Египте. Когда в конце 1921 года группа отличников-кадет отправилась на экскурсию в Каир, профессор вызвался сопровождать их. "Археологический музей в то время не был открыт для публики, – вспоминал один из участников поездки М. Герасимов, – но нам удалось там побывать благодаря содействию проф. Лукьянова. Он запросто читал иероглифы на барельефах саркофагов и переводил содержание папирусов".

С супругами Лукьяновыми дружил живший в Египте в 1920-1925 годах выдающийся русский художник Иван Яковлевич Билибин (1886-1942). За глаза он запросто называл профессора Лукьяшей. "Лукьяновы Вам очень кланяются, – писал Билибин своей ученице и помощнице Л.Е. Чириковой 2 сентября 1921 года. – Я снял его у его стелы, а он смотрел мечтательно куда-то вверх".

eto bylo nedavno 2.jpg

В последующие годы Лукьянов занимался в основном изучением и отправкой египетских древностей в иностранные музеи. Он также читал лекции по Древнему Египту. Профессор – автор 60 научных трудов. Самый известный из них – "Эволюция культа Солнца в Древнем Египте", изданный в Каире на французском языке в 1931 году. Лукьянов также заведовал архивом греческой православной Александрийской патриархии.

Жена Лукьянова тоже вела научную работу и тоже была связана с греками. Она опубликовала 16 научных трудов. Богато иллюстрированная книга "Православная икона и коллекция монастыря Св. Георгия в Старом Каире", написанная Елизаветой Сергеевной на английском языке, издавалась в Каире дважды.

В 1944 году, когда в Египте появилась советская миссия, Лукьянов предложил ей продать свою личную коллекцию египетских древностей Музею изобразительных искусств в Москве или Эрмитажу. Предложение, переданное в Москву, вызвало интерес, но для окончательного решения у советских дипломатов в Каире запросили сведения о Лукьянове. В справке, составленной советской миссией в конце 1944 года, отмечалось, что профессор пользуется репутацией патриота, что он опубликовал несколько положительных статей об СССР в местных франкоязычных газетах. Дальше, однако, шла следующая характеристика Лукьянова: "Среди каирских журналистов, русских эмигрантов и в среде каирской интеллигенции ходит много слухов, характеризующих Лукьянова отрицательно: он характеризуется как ловкий и образованный, нечестный интриган и приспособленец… Старый русский ученый Голенищев якобы не терпел Лукьянова и не считал его серьезным ученым". Впрочем, автор справки, обнаруженной мной в архиве МИДа, добавлял, что "все эти слухи мы не имели возможности проверить и полностью им доверять нельзя".

То ли справка сделала свое дело, то ли во время еще не окончившейся войны в Москве было не до египетских древностей, но никаких свидетельств того, что предложение Лукьянова было принято, я не нашел. А вскоре он умер. Это произошло 12 июля 1945 года. Похоронен Григорий Иванович, как и все русские эмигранты, на греческом православном кладбище в Старом Каире, слева от часовни, возведенной над "русским склепом". Похоронен один. Видимо, Елизавета Сергеевна вместе с дочерью Ириной покинула Египет после смерти мужа. Об их дальнейшей судьбе мне ничего не известно.

Владимир БЕЛЯКОВ.

Фото (могилы) автора.

«МК в Египте», № 23(029), 12 - 25 декабря 2010 года.

на верх