Ждет ли Египет новая революция?

Солдатами еще одного переворота в Стране пирамид могут стать миллионы жителей трущоб

shaaban2.jpg

Ахмед Баха Эддин Шаабан – член руководства Социалистической партии Египта.

Фото из личного архива Ахмеда ШААБАНА.

Полгода назад, 11 февраля 2011 года, когда миллионы демонстрантов были на улицах, на экранах телевизоров появился бывший вице-президент Египта Омар Сулейман и зачитал заявление об уходе Мубарака с поста главы государства. Прошло шесть месяцев. У власти стоит Высший совет вооруженных сил, идет подготовка к парламентским выборам. Что изменилось за эти полгода? Каковы возможные сценарии дальнейшего развития событий? Об этом и многом другом журналисту нашей газеты рассказал один из членов руководства Социалистической партии Египта и один из основателей в прошлом оппозиционного движения "Кефая" ("Хватит") Ахмед Баха Эддин Шаабан.

– Господин Ахмед, полгода назад миллионы египтян вышли на улицы, требуя свержения режима, гражданских и политических свобод. Насколько были достигнуты эти цели?

– В результате революции 25 января народ сверг ключевые фигуры режима: Мубарака, его семью и ближайшее окружение. Но сам строй сохранился без изменений, в том числе и правящий коррумпированный класс, который сформировался в период правления Мубарака. Остался и главный силовой инструмент – Служба государственной безопасности, хотя она и сменила свое название на Департамент национальной безопасности. Этот орган продолжает использовать репрессивные меры по отношению к революционерам. Всё это естественно, так как, уходя со своего поста, Мубарак передал власть членам Военного совета, которых он сам же ранее и назначил. Следовательно, они преданы ему. Однако новые акции протеста в апреле 2011 года заставили военных принять меры по отношению к экс-президенту и его приближенным.

DSC00944

Если говорить о политических и гражданских свободах, то сейчас их стало еще меньше, чем во времена Мубарака. Так, Военный совет издал закон, запрещающий забастовки, причем его нарушителям грозят огромные денежные штрафы. А по новому законодательству о партиях, чтобы учредить политическую организацию, нужно собрать пять тысяч официальных доверенностей, опубликовать имена доверителей в трех крупных газетах и открыть офисы в десяти провинциях. Это стоит миллионы. Следовательно, партии могут регистрировать только крупные бизнесмены, такие как Нагиб Савирис, основавший объединение "Свободные египтяне", и исламисты, создавшие 22 движения, самое заметное из которых – экстремистская партия салафитов "Аль-Нур". Кроме того, Военный совет продолжает передавать дела тех, кто не согласен с его действиями, в военную прокуратуру, где в течение одного дня и при отсутствии адвоката выносятся жесткие приговоры, не подлежащие обжалованию.

– А если говорить о жизни обычных, далеких от политики египтян, то что-то изменилось?

– Одним из главных требований демонстрантов на площади Тахрир было достижение социальной справедливости. Однако методы управления в обществе по классовому принципу не изменились: бедные беднеют, богатые богатеют. При этом власти наотрез отказываются принимать какие-то меры, которые затрагивали бы интересы высших слоев общества, мотивируя это тем, что стране нужна стабильность. Например, требование установить максимальный размер зарплаты они посчитали недопустимым, так как с точки зрения Военного совета и правительства это приведет к снижению объема иностранных инвестиций. Это те же аргументы, которые приводил Мубарак для сохранения стабильности. Тем временем цены растут, а жить бедным становится всё сложнее.

DSC04801

– Складывается очень пессимистичная картина. Если так будет продолжаться и дальше, то стоит ли ожидать новых массовых протестов?

– В период с 25 января по 11 февраля этого года в Египте происходила "белая красивая революция среднего класса". Сейчас в египетском обществе созревает новая, на этот раз "социальная революция голода". Ее солдатами будут десятки миллионов бедняков, которые ждали, что переворот 25 января принесет им достойную жизнь, человеческое жилье, качественное лечение. Но большинство из них до сих пор находятся за чертой бедности: в частности, 12 миллионов живут в Каире и окружающих его трущобах. Вообще я ожидал, что жители именно этих районов совершат революцию в Египте. Однако 25 января на улицы вышла образованная молодежь, которая координировала свои действия с помощью современных технологий и требовала свобод и конституционных реформ.

Обратный отсчет нового бунта начнется после парламентских и президентских выборов. Очевидно, что если новые власти не предпримут решительных мер, чтобы дать что-то народу, то революция голода неизбежна.

– Значит ли всё это, что переворот 25 января потерпел фиаско?

– Нет, революция сделала великую вещь – Мубарак в клетке подсудимых, и это будет служить примером и уроком новому президенту. Естественно, что за любым политическим переворотом следует период нестабильности, который может продолжаться до пяти лет. Сейчас революция борется за то, чтобы осуществить свои долгосрочные цели.

DSC04852

– Чем же, по вашим прогнозам, закончится суд над Мубараком, учитывая, что пока нет неопровержимых доказательств того, что именно он отдавал приказы использовать огнестрельное оружие для разгона демонстрантов?

– Президент отвечает за все приказы, которые отдаются в стране, даже если он лично не отдавал их. По данным допросов, полиция отрицает наличие оружия, из которого снайперы стреляли по демонстрантам. Следовательно, это были какие-то специальные подразделения, которые могут находиться в прямом подчинении у высшего руководства страны.

Я думаю, власти будут стремиться к тому, чтобы откладывать вынесение приговора по делу Мубарака до тех пор, пока он не умрет своей смертью. Если вынести мягкий вердикт, то это может спровоцировать новые акции протеста. Если приговорить Мубарака к смертной казни или к тюремному заключению на долгий срок, то это вызовет недовольство Израиля, США и стран Персидского залива. В случае смерти экс-президента вопрос решится сам собой.

– А кто, с вашей точки зрения, имеет наибольшие шансы победить на предстоящих президентских выборах?

– Картина пока неясна. Четыре наиболее заметных кандидата – это бывший генеральный директор МАГАТЭ Мохамед Эль-Барадеи, экс-генсек ЛАГ Амр Муса, исламский мыслитель Селим Аль-Ава и бывший член руководства движения "Братья-мусульмане"Абдель Монем Абуль Футух. По данным опросов, Эль-Барадеи несколько опережает остальных. О намерении баллотироваться на пост президента заявил и исламский проповедник Хазем Салах Абу Исмаил. Если бы исламские движения договорились о едином кандидате, то это увеличило бы их шансы. А если все трое (Аль-Ава, Абуль Футух и Абу Исмаил – Прим. авт.) будут участвовать в выборах – это приведет к разбросу голосов. Пока армия не заявляла о выдвижении своего кандидата на пост президента, но если она всё же примет такое решение, то, возможно, им станет генерал-лейтенант Ахмед Шафик, занимавший должность премьер-министра Египта в период с 29 января по 3 марта 2011 года.

DSC04872

– Чем бы вы объяснили высокую активность исламских движений в последние месяцы и как оцениваете их шансы на предстоящих парламентских выборах?

– Режим Мубарака использовал исламистов для устрашения общества, но с падением строя они вышли из тени и стали укреплять свои позиции в бедных слоях общества, в деревнях и маленьких городах. Из тюрем вышли тысячи членов группировки "Аль-Джамаа Аль-Исламия". Эти движения требуют провозглашения исламского государства, игнорируя тем самым либеральные силы и миллионы христиан, которые живут в Египте. Наглядный тому пример – демонстрации, прошедшие на площади Тахрир в Каире 29 июля и получившие название "Пятница Кандагара", на них можно было увидеть флаги Саудовской Аравии. Что касается парламентских выборов, то думаю, что исламские партии имеют шанс получить до 35% мандатов.

– Господин Ахмед, спасибо за содержательную беседу, до новых встреч!

Визитка

Ахмед Баха Эддин Шаабан

Выпускник Каирского университета по специальности "Механическая инженерия". В 1972 году стал одним из лидеров студенческих протестов против президента Анвара Садата. Неоднократно арестовывался. Является одним из основателей в прошлом оппозиционного движения "Кефая" ("Хватит"). Автор около 20 книг на политическую, военную, экономическую и социальную тему. Пишет статьи для печатных и электронных СМИ. После революции 25 января основал Социалистическую партию Египта.

Беседовал Рами ЭЛЬ-КАЛЬЮБИ.

Фото автора.

"МК в Египте", № 15(45), 21 августа - 3 сентября 2011 года.

на верх