По дороге к новой жизни

В изменившейся действительности Россия и Египет продолжают вести тесный политический диалог

Эта работа насколько интересна и разнообразна, настолько тяжела, серьезна и ответственна. А еще она стрессовая, поскольку предполагает общение и с прессой, и со многими высокопоставленными людьми. Кроме того, человеку, работающему в этой должности, надо быть очень аккуратным в высказываниях, ведь каждое его слово может рассматриваться как официальная точка зрения государства, которое он представляет. Если вы еще не догадались, речь идет о профессии посла. Именно она затрагивает почти все аспекты международной жизни. Сергей Вадимович КИРПИЧЕНКО, Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Египте, который любезно согласился дать нашему изданию развернутое интервью, знает об этом не понаслышке.

interview 1Главное – не ошибиться

– Уважаемый Сергей Вадимович, в сентябре 2011 года вы были назначены послом РФ в АРЕ. Как вам работается в этой должности в столь непростое для Египта время?

– Действительно, больше года ситуация в ряде арабских стран остается нестабильной. Я застал неспокойные времена еще в Дамаске, в Сирии, где работал послом в течение 4,5 лет. А сегодня уже вместе с египтянами ощущаю быструю смену событий, которые практически каждый день разворачиваются на политической арене страны. То, что происходит в Египте сейчас, определит его будущее на многие годы. Это обстоятельство делает мою работу очень интересной и в то же время очень ответственной. И здесь самое главное – не ошибиться в оценке событий. Ведь в какой-то мере именно от наших действий зависят дальнейшие отношения между Россией и Египтом.

– Вы строгий начальник?

– Нет, не думаю. Так сложилось, что сотрудниками российского посольства являются в основном молодые люди. Все они целеустремленные и мотивированные. А с теми, кто постоянно растет в профессиональном плане, работать довольно легко. И быть строгим начальником просто нет необходимости.

Что дорого сердцу

– Насколько нам известно, в Египте вы бывали много раз и даже жили здесь в детстве…

– Египет – страна, которая действительно дорога мне. Первый раз я приехал сюда в 1954 году, когда половина нынешнего египетского населения еще не родилась. Мне было на тот момент всего 3 года. Здесь я пошел в первый класс советской школы при Посольстве СССР. В общей сложности в Египте я прожил 5 лет. В дальнейшем по работе неоднократно бывал в Каире, в том числе в 70-е, 80-е и 90-е годы. И поэтому мне всегда интересно наблюдать за этой страной, смотреть, как она развивается и меняется.

– Что в Стране пирамид произвело на вас самое глубокое впечатление?

interview 2– Безусловно, революционные события. Абстрагироваться от них невозможно. Такие события в жизни государства бывают нечасто. Ведь Египет – не страна постоянных военных и революционных потрясений, для него характерна спокойная и размеренная жизнь. Именно в этот непростой период проявляется суть египетского народа, его отношение к жизни – и это производит на меня самое большое впечатление.

– С какой фразой, народной мудростью или характеристикой у вас ассоциируется Египет и его жители?

– Страна большая, и поэтому ее сложно охарактеризовать одной фразой. Правда, существует такое расхожее мнение, что египтяне – "анекдотчики". В том смысле, что они жизнерадостны и остроумны, и не изменяют самим себе даже в это сложное для страны время. Именно этими чертами египтяне отличаются от других арабов, а еще – сплавом богатого исторического опыта и отношения к жизни.

– Что вам импонирует здесь, а к чему сложно привыкнуть?

– Честно говоря, в этой стране я давно ко многому привык – как к положительному, так и к отрицательному. И отчасти благодаря этому я не ощущаю себя здесь чужеродным телом. Правда, не знаю, как воспринимают египтяне меня. Но надеюсь, что могу правильно оценить их чувства и мысли. Единственное, к чему мне сложно здесь привыкнуть – так это к проявлениям бедности, которые встречаются в разных местах этой замечательной страны.

– А есть ли дорогие вашему сердцу места, достопримечательности в Каире?

– Мои детские воспоминания прежде всего связаны с каирским районом Замалек. Как и раньше, в наши дни здесь располагаются многие дипломатические представительства. Конечно, с тех пор тут многое изменилось, но гораздо в меньших масштабах, если брать Каир в целом. Лично для меня отправной точкой египетской столицы стала статуя фараона Рамзеса II, которая находилась на вокзальной площади. Ее не было, когда я здесь жил, будучи ребенком, нет ее и сейчас, в период моей работы в должности посла. Видел я статую только во время моих командировок в Каир. Власти обещали поставить копию скульптурного изображения на прежнее место, и надеюсь, что в будущем так и произойдет. Без этой статуи мне чего-то не хватает в Каире.

– Владея арабским языком, что бы вы могли посоветовать тем, кто осваивает его сейчас?

interview 3

На фото: встреча Сергея Лаврова с маршалом Хусейном Тантави. Каир, 21 марта 2011 г. Фото: AP.

– Я бы порекомендовал всем, кто обучается этому замечательному языку, с самого начала расставить для себя приоритеты: что вы хотите в первую очередь – понимать других собеседников, свободно разговаривать, читать прессу или писать. Каждый из этих шагов потребует немалых усилий с вашей стороны. Я стараюсь заниматься арабским регулярно, потому что есть языковые аспекты, которые меня интересуют: например, средневековая арабская поэзия.

– Нравится ли вам египетская кухня?

– Я вообще люблю арабскую кухню, в том числе и египетскую. Арабы – они большие мастера в приготовлении блюд из простых продуктов, мяса, рыбы, а также сладостей. Но живя в Египте, я стараюсь не поддаваться кулинарным искушениям так часто, как мне бы этого хотелось.

– А сами умеете готовить?

– Что же я умею… Особенно хорошо мне удается приготовить растворимый кофе, чай, а верх моего кулинарного искусства – бутерброд с колбасой или сыром. Если же готовка связана с необходимостью что-то порезать или намазать – тут я уже бессилен.

– Как обычно проводите свои выходные или праздничные дни, если таковые случаются? В каких уголках Египта вам уже довелось побывать?

– Честно говоря, события, происходящие в Египте, вынуждают находиться около рабочего места. Конечно, я стараюсь выбираться за пределы Каира и знакомиться со страной, но, к сожалению, это случается редко. И поэтому результаты мои пока скромные: дважды я находился в командировках в Александрии, один раз – в Эль-Сохне, где в последний раз был 50 лет назад. Удалось также побывать на пирамидах и на раскопках в Мемфисе. А вот поездку в Верхний Египет пришлось перенести с весны на осень. Надеюсь в скором времени добраться и до Хургады, где я, кстати сказать, ни разу не был.

– А вы живете здесь со своей семьей?

– В Египет я приехал вместе с супругой. Наши дети, сын и дочь, работают в Министерстве иностранных дел, и сейчас оба находятся в загранкомандировке.

Русская община

interview 4– Как вы относитесь к тому, что всё больше российских граждан остаются на ПМЖ в Египте?

– Положительно, вопрос скорее в другом – насколько законно наши граждане проживают здесь. Часто бывает, что турист приезжает в Египет, остается тут и начинает заниматься различными видами деятельности, хотя он не имеет никакого права на это. Поэтому, во избежание возникновения неожиданных проблем, я призываю россиян соблюдать законы и визовый режим в стране пребывания.

– С какими чаще всего вопросами обращаются к вам наши соотечественники?

– Первое место занимают вопросы, связанные с туристами, погибшими на отдыхе в Египте по неосторожности. Такие печальные ситуации, увы, случаются постоянно. И я бы хотел, пользуясь возможностью, обратиться к нашим соотечественникам с просьбой рассчитывать свои силы и возможности, отдыхая в Египте.

На втором месте идут вопросы, касающиеся семейных отношений. В частности, мы занимаемся решением проблем, возникающих у россиянок, вышедших замуж за египтян. И тут надо учитывать, что местное законодательство защищает прежде всего интересы своих граждан и только во вторую очередь – иностранцев. К сожалению, наши соотечественницы не вспоминают об этом до тех пор, пока в

На фото: Отправная точка египетской столицы для С. Кирпиченко – статуя фараона Рамзеса II, которая до 25 августа 2006 года находилась на вокзальной площади.

смешанной семье не возникнет та или иная проблема, решить которую нам порой бывает очень сложно. Мы, конечно, стараемся помочь в таких ситуациях и сделать всё, что от нас зависит. Но еще раз повторюсь: наши возможности в Египте ограниченны.

– По вашему мнению, сегодня слово "диаспора" применимо к россиянам, живущим на египетской земле?

– Да, определенно, русская община существует. Большое количество российских граждан живут здесь на постоянной основе, создают семьи, открывают свой бизнес, появляются дети от смешанных браков. И уже сейчас можно говорить о том, что в Египте обосновалась многочисленная русская диаспора.

– Как вы оцениваете деятельность Координационного совета соотечественников?

– Считаю, что те, кто работают в КС, делают доброе и нужное дело. Я знаю лично тех женщин, которые входят в состав Координационного совета, и от себя могу сказать только слова признательности в их адрес. Естественно, хочется пожелать, чтобы КС расширял свою деятельность и вовлекал в нее всё больше новых граждан. И конечно, учитывал все мнения, работал в бесконфликтной обстановке. Ведь в задачи Координационного совета, как демократической организации, входит сотрудничество со всеми объединениями соотечественников, в том числе и с теми, у кого есть альтернативные мнения по поводу работы КС.

– Многих наших граждан интересует следующее: идет ли обсуждение с египетской стороной вопросов, связанных с визовыми послаблениями для россиян, которые приобрели недвижимость в Египте и хотят переехать сюда на ПМЖ или ведут на территории страны свой бизнес?

– Дело в том, что если рассматривать ситуацию в данном ключе между Россией и Египтом, то у нас не существует взаимности в отношении визовых вопросов. Поясню: в одностороннем порядке египетская сторона предоставляет более льготные и выгодные условия для наших граждан, нежели мы – для египтян. Поэтому у нас нет оснований ставить перед Египтом вопросы, связанные с предоставлением россиянам еще более широких прав пребывания на территории страны.

– Уже не первый год остро стоит вопрос об открытии консульских отделов в египетских курортных городах – Хургаде и Шарм-эль-Шейхе. Как продвигаются дела в этом направлении?

– Принципиальное решение по данному вопросу уже существует. Египетская сторона дала добро на открытие консульских отделов в Хургаде и Шарм-эль-Шейхе. Дело стоит за тем, чтобы изыскать в Москве на правительственном уровне кадровые и финансовые резервы для претворения этой задачи в жизнь. Для начала все усилия будут направлены на открытие хотя бы одного консульского отдела, например в Хургаде, а после надо будет смотреть, как изменится ситуация в связи с появлением еще одного дипломатического представительства на территории Египта. Думаю, что мы к этому вскоре придем, но не раньше, чем будет сформировано новое правительство в Египте. К сожалению, такого рода вопросы не решаются так быстро, как этого хочется. И поэтому пока мы приняли решение, по вашей иннициативе, что выездные консульские сессии будут проводиться 3 раза в год: осенью, зимой и весной.

Основа деловых отношений

– Скажите, а какие основные задачи удалось решить Посольству РФ в АРЕ в прошлом году и какие предстоит реализовать в этом?

– Во-первых, был сохранен тесный политический диалог между нашими странами – как известно, это основа любых деловых отношений. В частности, министр иностранных дел России Сергей Лавров побывал в Египте и в прошлом году, и в марте 2012-го. В ходе визитов глава российского МИД встречался с маршалом Хусейном Тантави, а также с членами Лиги арабских государств. В свою очередь египетский министр иностранных дел был в России в декабре прошлого года. И эти встречи – наверное, лучший показатель того, что, несмотря на переходный этап в Египте, никто не забывает о наших двухсторонних соглашениях. Разумеется, ближайшие три месяца станут для АРЕ решающими – всё внимание в этот период будет приковано к выборам президента и формированию нового состава правительства. Наша сторона, конечно, заинтересована в подписании новых двухсторонних договоров, и надеюсь, главным достижением одного из них в этом году будет заседание совместной межправительственной комиссии.

– Вы можете дать оценку тому, на каком этапе сегодня находятся российско-египетские отношения и что ждет их в будущем: изменятся ли они после прихода новой власти в Египте и в какую сторону?

– Уверен, что поводов для волнений нет. Сегодня не существует оснований ни для российской, ни для египетской стороны усложнять или разрывать отношения. Наоборот, Россия заинтересована, чтобы они сохранялись и развивались. Сейчас часто можно слышать высказывания о том, что российско-египетские отношения всегда были тесными, но это только часть правды. В период правления Насера, когда произошло сближение СССР и Египта, наше сотрудничество развивалось по многим направлениям, а потом наступил спад. В наше время они ровные, под ними не заложено "бомбы замедленного действия". И думаю, наши отношения будут развиваться и дальше, вне зависимости от внутриполитической ситуации в Египте. Тем более что у нас есть общие экономические интересы – например, поставки зерна из РФ в АРЕ.

Опасности на пути развития

– На ваш взгляд, решением каких первоочередных проблем необходимо заняться нынешнему египетскому руководству?

– Прежде всего необходимо сбалансировать платежеспособный баланс, который сейчас складывается отрицательно для Египта. Страна расходует свои валютные резервы, и нельзя допустить, чтобы казна опустела. Действующее правительство постоянно обсуждает данную тему. Вопрос в том, какие конкретные шаги новое правительство предпримет в этом направлении, чтобы улучшить уровень жизни египтян, а также какую дотационную политику будет проводить.

– Сейчас Египет столкнулся и с "бензиновой" проблемой. Как вы считаете, это вызвано кризисом в нефтяной отрасли или, как рассуждают местные жители, диверсиями?

– Я слышал разные мнения насчет данной проблемы. На мой взгляд, она состоит в том, что все нефтепродукты, включая и бензин, продаются на внутреннем рынке страны за 1/10 часть от цены внешнего рынка. Отсюда вытекают проблемы с контрабандой, с нецелевым использованием, перепродажей, созданием искусственного дефицита. И всё это подводит к тому, что покупать нефтепродукты нужно не по государственной, а по повышенной стоимости. Ходят слухи, что правительство рано или поздно будет вынуждено отменить нефтяные дотации. И тогда остро встанет вопрос о том, как компенсировать населению эти вынужденные затраты. А самое главное – если стоимость бензина поднимется, то по спирали начнут расти цены во всех отраслях и на все услуги.

– Как вы думаете, по какому пути развития пойдет страна дальше? Насколько оправданны опасения некоторых экспертов по поводу политики, которую будут проводить в стране исламисты, будучи у власти?

– Честно говоря, немало опасностей подстерегает Египет на пути развития. Дело не только в том, что часть общественности опасается исламистских властей, есть и другие серьезные поводы для волнений, такие как экономическая ситуация в стране. И новому руководству придется принимать серьезные и не всегда простые решения для того, чтобы не допустить снижения уровня жизни граждан. Парламентские выборы ясно показали, за кого выступает большинство избирателей, и игнорировать это невозможно. Надо признать данный факт и считаться с ним, а вот противодействовать этому, на мой взгляд, глупо. Как проявят себя новые власти и какова будет сила исламистской идеологии – вопрос времени. Ответ на него мы получим только тогда, когда в стране будут избраны новый президент и новое правительство.

– По вашему мнению, как скоро египетский туристический сектор оправится после кризиса, а турпоток россиян в Страну пирамид вернется к дореволюционным показателям?

– Тут ситуация непростая, многое зависит от целого ряда факторов, в том числе: ценовой политики, безопасности для туристов и т.д. Мне кажется, что сейчас еще рано что-либо прогнозировать. Но уверен в одном: нынешнее и будущее египетское правительство будет делать всё, чтобы развивать туризм в стране.

– Если бы не сегодняшняя работа в должности посла, чем бы вы тогда занимались?

– Думаю, был бы дипломатом. В первую очередь в этой профессии меня привлекает возможность работать с арабским языком. Даже в МГИМО я поступал прежде всего ради того, чтобы изучать арабский, интерес и любовь к которому передались мне от родителей.

– Что бы вы могли пожелать нашим соотечественникам – как приезжающим на отдых в Египет, так и живущим здесь?

– Желаю всем россиянам, чтобы их пребывание в Египте было связано только со счастливыми и радостными моментами жизни. А также хочу еще раз подчеркнуть: если вы приезжаете в страну на короткий срок, постарайтесь четко соотносить свои желания и реальные возможности, дабы не попадать в разные драматические ситуации.

– Уважаемый Сергей Вадимович, разрешите поблагодарить вас за то, что нашли время в своем напряженном графике для интервью нашей газете, мы надеемся на новые встречи и дальнейшее сотрудничество лично с вами и Посольством России в Египте.

Беседовала Юлия ШЕВЕЛЬ.

«МК в Египте», № 08(062), 22 апреля – 5 мая 2012 года.

на верх