В гостях у Хана

И бедняки, и миллионеры найдутся тут...

Он очень стар и, как любой восточный мужчина, с первых минут встречи окутывает тебя дымкой комплиментов и неуловимой сказочной аурой. И начинает казаться, что ты уже не принадлежишь себе, а просто следуешь за его приглашением. В самом центре Каира, как и 800 лет назад, находится известный рынок Хан эль-Халили. О нём ходит много историй и легенд. Какие из них правда, а какие нет – узнала журналист нашей газеты Валерия АБРАМЦЕВА.

Продаю душу за копейки…

1.jpg

О том, что рынок уже близко, становится понятно ещё на подъезде. Как и во всех подобных местах, здесь очень многолюдно, такси и автобусы с туристами (и местными жителями) прибывают, словно по расписанию, каждые 20 минут. И эта "захма" (в переводе с арабского – "столпотворение") вихрем подхватывает и вносит тебя в ворота базара. Где и начинается самое интересное. Попадая внутрь, ты словно вываливаешься из вакуума в совершенно другой мир. Наполненный запахами восточной еды, кофе, шиши, ароматных пряностей, благовоний и диковинных масел. А блеск восточных украшений и сувенирных поделок вводит в состояние гипноза. И тебе сразу хочется стать, пусть всего на час, миллионером и скупить ну хотя бы половину рынка. Тем более, как говорят старожилы, здесь нередко можно поймать "улов" из очень редких, антикварных вещей практически за копейки.

"Чайна, чайна, я хибиби, таали (в переводе с арабского – "иди сюда")", – кричит продавец и бросается вдогонку за группой туристов. Удивительно, но работники рынка, как никто другой в мире, за секунды могут определить, из какой вы страны, даже если вы не проронили ни слова. Я покрыла голову платком, была без косметики и в привычной для восточного человека одежде – и то не могла скрыть свою принадлежность к другой стране. Поразительным образом они улавливают моё "инородство" и практически всегда заговаривают со мной по-русски. На что я обычно молчу или отвечаю по-арабски.

Бытует мнение, что если ты турист, то скорее всего тебя обманут или завысят цену на товар, который, по сути, ничего не стоит. Например, попытаются сбыть вам, как мрамор или дерево, статуэтки из крашеного гипса. Или папирус, изготовленный на самом деле из высушенных банановых листьев. Конечно, обман тут – такое же обычное дело, как и приход утра, дня и ночи. А потому только от вас зависит, дадите ли вы местному Ходже Насреддину возможность обвести вас вокруг пальца.

Хотя, конечно, совсем не это привлекает сюда туристов. А именно – улочки ремесленников. Ежедневно с восходом солнца эти мастера усаживаются на свои отполированные временем деревянные стулья и стучат молоточками. Или аккуратно, стежок за стежком, превращают обычные хлопковые ткани в настоящее произведение искусства.

На одной из таких улиц я встретила мастера по ручной вышивке ковров. Он не обращал внимания ни на кого, а просто доведёнными до автоматизма движениями пришивал очередную птицу на изображённое им "дерево жизни". Как рассказал во время торга мой "герой" Мохаммед, ковры в древнеегипетском стиле он делает вот уже более 20 лет. Этому его научил отец. И так – из поколения в поколение. Он и сам уже точно не помнит, почему именно "дерево жизни" и что означают эти необычные и сказочные птицы, сидящие на ветках.

– Я слышал, во времена фараонов верили, что после смерти мы можем превращаться в птиц. Возможно, это чьи-то родственники, а может, где-то на ветке и наша душа будет сидеть, – сказал Мохаммед и улыбнулся. Так, проводя за иголкой с ниткой почти весь день, он продаёт своё творчество за совсем небольшие по европейским меркам деньги. И другой жизни себе не представляет.

Вова, Витя, Софья – фараоны

han 2Мало кто знает, но это известное на весь Ближний Восток место было создано сперва как перевалочный пункт для караванов. Много веков тому назад мамлюкский хан эль-Халили приказал построить в центре Каира трёхэтажное огромное здание. Так на пяти тысячах квадратных метрах песчаной земли раскинулся гигантский базар с лентами извилистых улочек, лавками менял, кожевников, ювелиров, чеканщиков, а также невольничьим и верблюжьим рынками. Понятное дело, что рабами здесь больше не торгуют, но вот огромное количество улиц ремесленников продолжает жить своей обособленной жизнью и сейчас. Можете ли себе представить, что, как и сотни лет назад, внутри рынка расположено двенадцать базаров?! Это медный, терракотовый, рынок чеканщиков по золоту и серебру, скупщиков драгоценностей, редких тканей, хозяйственный и ещё множество других. Кстати, на одной из таких улиц моя подруга купила своим детям серебряные картуши. Они похожи на солдатские медальоны-кулоны, внутри которых древнеегипетскими иероглифами выгравировано имя владельца украшения. И конечно же, как имя фараона, оно обязательно заключено в овальное кольцо.

– Лер, ну как ты думаешь, поместится ли "Владимир" на этой "железке"? – спросила меня подруга во время нашей прогулки по рынку. – А ещё – Виктор и София…

– Не уверена, милая, насколько я понимаю, в те времена (уж не знаю, по какой причине) у фараонов были не слишком длинные фамилии, а потому в картуши помещались просто.

Чтобы нам было легче определиться с именами, продавец подал красочную рекламную картонку, на которой красовались английские буквы, а рядом с ними – символы Древнего Египта. Подсчитав, что по "старому стилю" она никак не уложится в размеры кулона, даже если он будет 20-сантиметровым, подруга решила заказать картуши с укороченными именами. Так Вова, Витя и Софья стали "фараонами"...

Восток – дело тонкое

Часто среди туристов бытует мнение, что белая женщина – любимый клиент египтянина на рынке. Мол, стоит тебе только выстрелить в него своими голубыми глазами, как все прелести мира, ну или хотя бы его лавки, упадут к твоим ногам за сущие фунты. На Востоке справедливо подмечают: не обманешь – не продашь, не поторгуешься – не купишь. Так что будьте уверены – даже уступив товар за полцены, ушлый продавец всё равно получит прибыль.

Попадая в Египет, туристы часто покупают себе амулеты в виде священного в Древнем Египте жука-скарабея. Только мало кто знает, что такая вещица бывает как погребальной, так и обычной. Нефритовых жуков из камня без ножек клали в гробницы к фараонам, а обычные (со всеми частями тела) носили как талисман при себе. Чудо-навозника купила себе и моя подруга. Он был такой красивый. И выглядел этот малыш так, будто ему несколько веков.

Кстати, об антиквариате: на базаре есть настоящая лавка древностей, где продаётся всё – от редких ковров до лампы Аладдина (может быть, даже с джинном в придачу. – Авт.). Некоторые очевидцы утверждают, что именно там им удавалось найти интересные вещицы, которые впоследствии приносили им богатство и удачу в делах. Но случаются и разочарования. По слухам, для жадных до старины туристов египтяне готовы "найти" даже древнюю мумию какой-нибудь египетской знатной дамы. Хотя на самом деле ею может оказаться "нелюбимая" родственница, умершая не так давно и искусно забальзамированная на подпольном заводе.

…У рынка Хан эль-Халили есть самая главная особенность – жизнь здесь не умолкает ни на минуту. Каир, как и Москву, не зря называют "городом без сна". Днём по базару ходят толпы туристов, а ночью собираются египетские семейства и ведут неспешные беседы за чашечкой кофе с кардамоном. А порой сюда приезжают местные знаменитости и миллионеры и с нескрываемым удовольствием сидят за дешёвыми пластиковыми столиками в местных кафешках и наслаждаются потрясающей энергетикой этого места. И если вы однажды тоже окажетесь в Каире – заверните в гости к известному мужчине – Хану эль-Халили, – и, может быть, именно для вас он приготовит особый подарок.

«МК в Египте», № 22(076), 25 ноября – 8 декабря 2012 года.

на верх