"Фараон" египетского кино

15 марта известному режиссеру Шади Абдель Саляма исполнилось бы 80 лет

1.jpg

Египет называют "Голливудом Востока", его кинопродукция еще много лет назад завоевала арабский рынок. За годы существования кино в стране было снято великое множество хороших фильмов. Но лишь единицы из них профессионалы относят к шедеврам мирового кинематографа. Фильм "Мумия" как раз из их числа. Эту картину снял в 1969 году Шади Абдель Саляма. Он же выступил в качестве сценариста и художника-постановщика "Мумии".

В нынешнем году египетская общественность отмечает 80-летие со дня рождения Шади Абдель Саляма – знаковой фигуры в египетском кино.

Начало пути

Шади Абдель Саляма родился в 1930 году в Александрии. После окончания престижного колледжа "Виктория" в северной столице Египта поступил на факультет изящных искусств в Каирском университете – рисовать он начал еще в детстве.

Получив диплом инженера-архитектора, Шади Абдель Саляма поехал в Лондон, где изучал драматургию. Вернувшись в Египет, стал мечтать о работе в кино, которое переживало в те годы свой "золотой век".

Одним из самых известных режиссеров того времени был Салах Абу Сейф. Он оказался соседом Шади по каирскому району Замалек. И вот однажды молодой человек отправился к именитому режиссеру с визитом и во время беседы с ним сказал: "Я не хочу работать архитектором, я хочу работать в кино".

Салах Абу Сейфом предложил Шади должность ассистента. Правда, в первом фильме ("Сильный", 1958 г. – Прим. авт.) его работа заключалась только в том, что он записывал продолжительность кадра. Затем Шади стал помощником режиссера.

Корабль Клеопатры

Как-то на съемках киноленты режиссера Хельми Халима "Рассказ о любви" (1959 г.) художник-постановщик по какой-то причине не смог продолжить работу, и Шади попросили его заменить. Когда фильм вышел на экраны, декорации в нем произвели большое впечатление. После этого Шади стали приглашать в качестве художника-постановщика. Он проектировал декорации, разрабатывал костюмы. Его признали лучшим декоратором в Египте, стали приглашать за границу мастера с мировыми именами.

02_AfishaВ начале 60-х американский режиссер Джозеф Манкевич приступил к съемкам фильма "Клеопатра". В качестве художника-постановщика был приглашен Шади Абдель Саляма. Он спроектировал корабль времен Клеопатры. Съемки фильма должны были проходить в Александрии. Туда Шади и отправился, чтобы руководить постройкой этой масштабной декорации.

Однако работа с Джозефом Манкевичем ограничилась только созданием одного корабля – снимать "Клеопатру" в Египте запретили. Причиной тому послужили антиарабские высказывания исполнительницы главной роли Элизабет Тейлор. Съемки фильма перенесли в окрестности Лондона и Рима. А корабль, изготовленный по проекту Шади, вывезли по частям в Италию, где его и собрали.

Несмотря на неудачу с "Клеопатрой", египетская тема вновь "нашла" Шади. В Польше приступили к съемкам фильма по роману Болеслава Пруса "Фараон". Режиссер с мировым именем Ежи Кавалерович пригласил Шади консультантом по историческим костюмам и декорациям. Картина вышла на экраны в 1966 году и имела большой успех.

Вскоре после "Фараона" последовала новая работа – на этот раз вместе с итальянским классиком неореализма Роберто Росселлини, снимавшим серию документальных телефильмов о различных цивилизациях.

Связь времен

03_Kairskiy kinofestival 2009Параллельно с работами художника по костюмам и декорациям Шади создавал свой собственный мир – он рисовал, писал сценарий.

Главная мысль его будущей кинокартины заключалась в том, что между Древним Египтом и последующими поколениями египтян не утрачена связь. Она не была новой: начиная с 20-х годов XX столетия представители египетской интеллигенции пытались связать прошлое и настоящее страны. Они хотели напомнить о том, что Египет имеет свою древнюю историю, отличающуюся от истории других арабских государств.

Эту мысль высказывали писатель Таха Хусейн, драматург Тауфик Эль-Хаким, а также известные философы и художники, получившие образование на Западе. И надо отметить, что подобного рода идеи были совершенно чужды подавляющему большинству египтян.

Шади Абдель Салям выразил мысль о связи с Древним Египтом на художественном уровне. Он написал сценарий (на английском языке, перевод на арабский осуществил Алаа Эль-Дип – Прим. авт.) будущего фильма "Мумия", в котором показал, что не только образованные, но и простые египтяне заботятся о сохранении древнеегипетского наследия.

Вскоре в Каир по приглашению министра культуры Египта Саруата Окаши приехал Роберто Росселлини. Шади Абдель Салям показал ему сценарий. Росселини одобрил его и посоветовал Шади самому поставить этот фильм.

Вместе они отправились к министру культуры. Выслушав маститого итальянского режиссера и прочитав сценарий, Саруата Окаши обещал помочь с финансированием, хотя прекрасно понимал, что эта картина не будет кассовой.

04_VistavkaК слову, в Египте фильмы делятся на фестивальные и кассовые. Первые, с острыми социальными сюжетами, оригинальным взглядом на мир, имеют успех на международном уровне и обычно проходят в египетских кинотеатрах при пустых залах. Жизнь и так сложна – считает большинство египтян. Поэтому они ходят в кинотеатры, чтобы расслабиться и посмеяться. Самый популярный жанр в стране – это комедия, особенно музыкальная. К тому же египетское кино – актерское, а не режиссерское. Зрители идут смотреть на любимых актеров.

Вот почему, когда Шади представил список съемочной группы, где не было известных имен, в министерстве культуры сказали: "Но у вас же нет ни одной звезды!" Таким образом, выходило, что государство финансирует заранее провальный фильм. Вместе с тем пригласить звезду на фильм со скромным госбюджетом – утопия. Ситуация возникла тупиковая.

Но выход нашелся. Известная в то время актриса Надия Лотфи хорошо знала Шади Абдель Саляма, верила в его талант и дала согласие на участие в фильме "Мумия". Но в сценарии оказалась только одна эпизодическая роль – женщины легкого поведения, не очень-то подходящая для египетской кинозвезды. Тем не менее, Надия Лотфи сыграла и этот персонаж, причем совершенно бесплатно. Она появляется в картине всего на полторы минуты, что позволило задействовать ее имя в рекламе.

"Ночь полсчета лет"

…Или "Мумия" – так называется единственный полнометражный фильм Шади Абдель Саляма (в советском прокате он вышел под названием "Тайна племени Харабат" – Прим. авт.). В основу сценария легла реальная история, произошедшая на юге Египта в конце XIX века, когда были открыты гробницы фараонов близ Луксора.

05_KomnataСогласно сюжету, после смерти вождя племени Харабат его сыновья узнают, на какие средства существует их род. Это были деньги от продажи награбленных в гробнице древностей. Главный герой фильма, один из сыновей вождя племени по имени Ванис, не приемлет подобный промысел. После мучительных размышлений он идет к египтологу и показывает ему скрытую в горах гробницу.

В фильме использован художественно-изобразительный стиль настенных росписей древнеегипетских гробниц и храмов. Герои картины принадлежат не к фараонской эпохе: у них другая одежда, религия, язык. Но порой кажется, что это ожившие фрески – так необычны показываемые ракурсы, так торжественно медленны их движения и точно высечены из камня их строгие печальные лица…

Действие происходит на фоне пустыни, гор, внутри древних полуразрушенных храмов. Герои говорят на классическом арабском, и их слова, заглушаемые звуком завывающего ветра, звучат как возвышенные, поэтические строки.

Съемки фильма "Мумия" были окончены в 1969 году, а 1970-й стал годом его триумфа. Кинолента получила приз Жоржа Садуля во Франции, была названа самой лучшей на фестивалях в Лондоне, Кортаже и Тегеране, попала в список кандидатов на Оскар. В самом же Египте ее продемонстрировали только в 1975 году – и кинозалы во время показа были пусты.

Новая жизнь "Мумии"

Три года назад легендарный Мартин Скорсезе объявил о создании Всемирного фонда кино – некоммерческой организации, в задачу которой входит сохранение кинонаследия. В частности, реставрация старых кинолент. И одним из первых фильмов, который выбрала организация для этих целей, стала "Мумия" Шади Абдель Саляма. Причем сам руководитель фонда Мартин Скорсезе проявил инициативу.

Реставрацию киноленты провели на средства фонда, а египетское государство выделило деньги на изготовление трех негативов по новой технологии "Technicolor".

Отреставрированная "Мумия" была показана в прошлом году на Каннском фестивале, где перед началом просмотра выступил с высокой оценкой фильма Мартин Скорсезе. Затем кинокартину продемонстрировали на фестивале в Катаре и на Каирском фестивале. Причем ее показ состоялся в самих Великих пирамидах. Это вызвало негативную реакцию Мартина Скорсезе, который отказался присутствовать при демонстрации фильма, заявив, что нельзя серьезное кино превращать в туристический бизнес.

"Эхнатон, или Трагедия Великого дома"

Но вернемся в прошлое. Следующим проектом Шади Абдель Саляма была постановка фильм "Эхнатон, или Трагедия Великого дома" – о жизни великого фараона-реформатора. Эта картина так никогда и не была поставлена. Причем Шади тщательно работал над проектом, несколько раз переписывал сценарий, переделывал эскизы к фильму. Его имя привлекало продюсеров, ему предлагали профинансировать ленту египетские и иностранные частные кинокомпании. Но он отказывался от них и стоял на своем: такой фильм должен быть снят только на государственные средства. Государство же денег на вторую полнометражную кинокартину не находило.

Тогда Шади взялся за постановку короткометражных фильмов об истории Древнего Египта. Он создал киноработу "Красноречивый крестьянин", которая стала серебряным призером Венецианского фестиваля и получила приз "Золотой флаг" в Испании.

В последние годы жизни Шади Абдель Саляма преподавал в Каирском высшем институте кино, руководил Центром экспериментального фильма. В 1986 году, в возрасте 56 лет, его не стало.

"Мир Шади Абдель Саляма"

Так называется постоянная выставка, посвященная египетскому режиссеру, в Александрийской библиотеке. Она начала свою работу пять лет назад, когда в Египте отмечали 75-летие со дня рождения Шади Абдель Саляма. В экспозиции представлены его личные книги, эскизы корабля, сделанные для картины "Клеопатра", рисунки к "Эхнатону". Один из разделов посвящен, конечно же, фильму "Мумия".

Знаменательно и само название выставки: Шади действительно создал свой художественный мир.

"Говорят, что в конце жизни режиссер сам стал походить на египтянина из Древнего Египта. Это правда?" – спросила я у людей, хорошо знавших его.

"Шади всегда был для нас древним египтянином и фараоном, – услышала я в ответ. – Манеры, благородство, талант, знания, нежелание заниматься коммерцией. Он жил не в наши времена, а во времена Древнего Египта, и видел древность во всем. Он даже заказал себе стул, похожий на фараонский трон, и всегда работал, сидя на нем…"

Кстати, книга, которую написали о Шади знавшие его Магди Абдель Рахман и Магда Васеф (она была издана в Париже – Прим. авт.), так и называется – "Фараон египетского кино".

«МК в Египте», № 07(013), 11 – 24 апреля 2010 года.

на верх