Острова в океане

Продолжаем многодневное путешествие на машине по оазисам Западной пустыни с Владимиром Беляковым.

1.jpg

Потратив два дня на осмотр достопримечательностей Бахрии, ближайшего к Каиру оазиса Западной пустыни, мы отправились дальше. Выехали пораньше: решили засветло доехать до оазиса Дахля, а до него от Бахрии около 500 километров! Правда, дорога хорошая, машин мало, жилья никакого, если не считать небольшого оазиса Фарафра, так что ехать можно довольно быстро. Но по предыдущей поездке мы знали, что на пути есть несколько интересных мест, в которых стоит хотя бы ненадолго остановиться.

Черная пустыня, Белая пустыня

На выезде из впадины, по дну которой разбросана Бахрия, взору путешественника предстает необычная картина. Если ее северная часть покрыта камнями, разноцветными от вкраплений железной руды, то тут камни черные. Место это так и называется – Черная пустыня. Все дело в том, что эти камни вулканического происхождения. Видно, в очень далеком прошлом невысокое плато, на которое вскоре выскакивает дорога, было сейсмически активным.

Проехав примерно половину пути до Фарафры, сбрасываю скорость: боюсь проскочить удивительный объект природы, Хрустальную скалу. Небольшой холм, стоящий слева от дороги, сложен наполовину из горного хрусталя. Запасы его не настолько велики, чтобы вести промышленную разработку, но достаточно заметны, чтобы привлечь проезжающих. Побродив вокруг скалы и подобрав несколько кусочков хрусталя, едем дальше.

02_MinaretКилометров за 40 от Фарафры – новая остановка, более продолжительная. Слева от шоссе – еще одно уникальное явление природы, Белая пустыня. На значительном пространстве разбросаны огромные глыбы из белого известняка, выветренные в виде грибов и фантастических фигур. Сейчас, утром, они выглядят не так таинственно, как в прошлый раз, когда мы осматривали Белую пустыню на закате солнца.

Край света

Через полчаса въехали в Фарафру – самый маленький, самый изолированный и самый консервативный из оазисов Западной пустыни. Впрочем, впадина, в которой лежит Фарафра, по своей площади превосходит впадину Бахрии, но только пригодной к обработке земли и источников здесь значительно меньше.

Фарафра упоминается еще в текстах, относящихся к эпохе Древнего царства. Однако самые ранние из обнаруженных там до сих пор архитектурных памятников и гробниц были сооружены уже в начале нашей эры, при римлянах. Все они сильно разрушены и представляют интерес лишь для археологов. Зато побродить по уютной, утопающей в зелени деревне Каср Фарафра с ее уникальной атмосферой далекого захолустья – одно удовольствие. Ахыр дунья (Край света) – говорят про такие места египтяне.

Мы отправились было в этнографический музей, созданный недавно, как и в Бахрии, местным художником, но он оказался закрыт. Пришлось ограничиться скромным вторым завтраком в маленьком придорожном кафетерии и вновь трогаться в путь.

Целина по-египетски

Фарафра – самый северный из трех оазисов, входящих в состав провинции Новая долина. Два других – Дахля и Харга. Появление этой провинции на административной карте Египта связано с революцией 1952 года. Уже тогда было ясно, что в долине и дельте Нила, площадь которых едва превышает 40 тысяч квадратных километров, скоро станет нестерпимо тесно. А расселиться египтянам, несмотря на огромные пространства страны, практически некуда: кругом безводная пустыня. И лишь оазисы внушали надежду. О том, что там лежат обширные плодородные земли, было хорошо известно. Не хватало воды. Но геологические исследования показали, что пустыня скрывает подземные озера. Вот и родилась дерзкая мысль: превратить цепочку оазисов в процветающий сельскохозяйственный район с многочисленным населением, соперничающий по значению с долиной Нила. Отсюда и название – Новая долина.

03_DevochkiПолвека назад, 3 октября 1959 года, первый механизированный караван, преодолев 250 километров пустыни, прибыл в оазис Харга. Тем самым было положено начало освоению египетской целины. Этот день в провинции отмечают каждый год как праздник.

Но дело оказалось сложнее, чем полагали вначале. В оазисах Новой долины не было самого необходимого – дорог, электричества, средств связи. Громадные безлюдные пространства между оазисами, невыносимый зной пустыни затрудняли работу. После израильской агрессии 1967 года и оккупации Синайского полуострова главной заботой правительства стало укрепление обороноспособности страны. От мечты бросить вызов долине Нила пришлось отказаться – хотя бы на время. Конечно, освоение оазисов продолжается, но до сих пор в Новой долине живет менее четверти миллиона египтян, а это – всего лишь капля в 80-миллионном море населения страны.

Дворец в пустыне

Когда мы въехали в оазис Дахля, вездесущее египетское солнце едва начало клониться к закату. Первый крупный населенный пункт на пути – местечко Аль-Каср (Дворец). Никакого дворца мы там не нашли, зато познакомились с удивительным архитектурным памятником исламского средневековья, наполовину нежилой глиняной деревней. Построена она как город-крепость: на высоком месте, глухими стенами домов наружу, с массивными деревянными воротами. Видно, крестьянам приходилось периодически обороняться от кочевников-бедуинов. Дома двухэтажные. На первом этаже держат скот и хранят утварь, живут же на втором. Узкие улочки то и дело ныряют под жилую часть домов. Перекрытиями им служат распиленные вдоль стволы финиковых пальм. На деревянных притолоках вырезаны изречения из Корана.

Аль-Каср знаменит своими ремесленниками. Они объединены в две артели. Первая из них – гончаров. По-старинке, вручную лепят они горшки и кувшины, сушат их на солнце, а затем обжигают в примитивных открытых печах. Другая же артель занимается плетением из соломы. Корзины и циновки вполне обычны, чего не скажешь еще об одном изделии. Это шляпы с высокой тульей, их носят почти все жители оазиса. Такие шляпы вы не увидите в долине и дельте Нила, где крестьяне обычно просто наматывают на голову шарф.

Еще четверть часа пути – и на заходе солнца мы въезжаем в городок Мут, столицу Дахли.

Продолжение следует.

Фото автора.

«МК в Египте», № 01(007), 17-30 января 2010 года.

на верх