Острова в океане

Продолжаем многодневное путешествие на машине по оазисам Западной пустыни с Владимиром Беляковым

1.jpg

О своей поездке по оазисам Новой долины мы предупредили местные власти, и потому в городке Мут, столице оазиса Дахля, нас ждали. И встретили просто по-царски – и в смысле гостеприимства, и буквально: поселили на бывшей даче короля Фарука. Правда, дача эта, по-видимому, не ремонтировалась с тех самых пор, как в 1952 году Фарука свергли революционно настроенные офицеры. Но следы прежней роскоши в виде мебели с облупившейся позолотой и помутневших зеркал в бронзовых рамах были хорошо заметны.

Бросив критический взгляд на место своего ночлега, мы вновь вышли на улицу.

– Хотите искупаться в горячих источниках? – спросил встречавший нас представитель губернаторства по имени Мустафа.

– Конечно, хотим!

– Тогда поехали!

И вновь купание при луне

Когда мы добрались до источников, уже стемнело. На вековых казуаринах, вечнозеленых деревьях с мягкой хвоей, которые египтяне обычно сажают вдоль дорог, устроились на ночь цапли. Из-за 02_Novaya Hargaраскидистых крон деревьев в безоблачном небе показалась полная, яркая луна. От зелени веяло прохладой. И весь этот напоенный покоем пейзаж казался чем-то нереальным после многочасовой поездки по жаркой пустыне.

Оставив машину у глухого забора, вошли в калитку. Перед нами был круглый бассейн метров 20 в диаметре, над которым курился пар. Несколько мужчин и женщин плескались в воде, до нас доносилась немецкая речь. Другие отдыхали в креслах, стоящих вдоль забора. С одной стороны бассейна были устроены кабины. Из их полуоткрытых окон были слышны голоса.

Пользуясь полумраком и полотенцами, мы переоделись. Я первым подошел к лесенке, ведущей в воду, и начал медленно считать ступени. Поначалу вода обожгла: плюс 42! Но мало-помалу терпеть стало легче, и я отважился поплыть. Кажется, я даже почувствовал, что кровь в моих жилах потекла энергичнее, а дышать стало легче, несмотря на запах сероводорода, идущий от воды. Ощущения были похожи на те, что мы испытали совсем недавно, купаясь в горячем источнике в оазисе Бахрия.

По словам Мустафы, вода, поступающая в бассейн, имеет лечебные свойства. Она лечит радикулит, расширяет сосуды, стимулирует обмен веществ. Если эту воду пить, то она помогает излечивать болезни желудка.

03_Staraya HargaВ общем, золотая жила. Да только больно далеко. Так что создавать настоящий курорт не выгодно. Но небольшие группы иностранных туристов все-таки периодически добираются сюда.

Сувенир из мезозоя

Утром мы с интересом познакомились с экспонатами небольшого музея народного быта. Это была уже не самодеятельность местного художника, как в Бахрии, а тщательно подобранная специалистами коллекция. И одежда, и орудия труда, и посуда жителей Новой долины несколько отличаются от традиционно египетских. Сказываются и многовековая оторванность оазисов от основной части территории страны, и влияние племен, проживающих еще западнее. Ныне там присутствуют все атрибуты современной цивилизации, но уклад жизни все еще патриархальный.

Осмотрев музей, мы попрощались с Мустафой и отправились дальше, в оазис Харга – крупнейший в Западной пустыне. Дорога туда проходит мимо горы Абу Тартур, недра которой содержат огромные запасы фосфатов. Обнаружили их в 1970-е годы советские геологи. Наши специалисты помогли египтянам и оборудовать рудник. Так что не заехать туда мы не могли.

В маленьком поселке под горой нас встретил заместитель директора рудника Абдель Латыф Зейтун. Мы пересели в его старенький ГАЗик и по тряской, пыльной дороге стали карабкаться в гору.

На небольшую ровную площадку посреди склона выходят три туннеля. Длина каждого из них – два километра. Надеваем каски с фонарями, перекидываем через плечо аккумуляторы – и ныряем в темноту. Рабочий закрывает за нами металлические ворота.

Туннель хорошо проветривается, и все же чем дальше идем, тем труднее становится дышать. Метров через четыреста сворачиваем влево. Это аварийный коридор, который должен соединить соседние туннели. Вентиляционная труба кончается, с нас градом течет пот. Все, тупик.

За нами следом подходят двое рабочих. «Взрывники», – поясняет Зейтун. Они раскладывают свои инструменты, что-то колдуют. Косятся на нас. Чувствуется, мы им мешаем. Да и жара, и духота становятся просто нестерпимыми. Пора возвращаться.

Пятна света от наших фонарей прыгают по туннелю. Я время от времени нагибаюсь, поднимаю комья фосфатов. Хочется взять с собой на память. Но комья всякий раз рассыпаются у меня в руке. "Бесполезно! – говорит Зейтун. – Вот спустимся вниз, я вам кое-что подарю".

04_DomВ поселке Зейтун забежал в один из домов и, вернувшись, развернул ладонь. "Зубы доисторических рыб! – сказал он. – Отличный сувенир эпохи мезозоя! Каждому – по 70 миллионов лет!"

В это трудно было поверить! Но известно, что фосфаты – порода осадочная. Это останки морских животных и растений, превратившихся в ценное сырье. Зубы же рыб выдержали груз времени. Они блестели, будто покрытые лаком, и были остры, как наконечник стрелы. Отказаться от таких сувениров было просто невозможно.

Два в одном

В город Харга (столица оазиса называется так же, как и он сам) мы въехали засветло. Он произвел впечатление хоть и провинциального, но вполне современного небольшого города. В нем расположена администрация провинции Новая долина, есть свой аэропорт, краеведческий музей, пара хороших гостиниц. Прямые заасфальтированные улицы, многоквартирные дома. В гостинице, где мы остановились, порхали стайки западных туристов. Они встречались нам потом и возле исторических памятников. Ощущения оторванности от внешнего мира уже не было, но атмосфера расслабленности и спокойствия, уже знакомая нам по предыдущим оазисам, осталась.

Отправившись гулять по Харге, мы вскоре обнаружили, что город состоит из двух непохожих частей. То, что мы увидели сначала, оказалось новой Харгой. А вот старая была похожа на город-крепость Аль-Каср в оазисе Дахля. Те же двухэтажные глинобитные домишки, кривые, не мощеные проулки. На стенах некоторых домов – такие рисунки: большая мечеть в Мекке и пароход (самолет, автобус). Это значит, что хозяин дома совершил наиболее достойный поступок в жизни мусульманина – паломничество к святыням ислама, о чем и решил сообщить всей округе. Подобные рисунки – не редкость в египетской глубинке.

Продолжение следует.

Фото автора.

«МК в Египте», № 02(008), 31 января – 13 февраля 2010 года.

на верх