Записки на скалах

На этот раз вместе с Владимиром БЕЛЯКОВЫМ вы совершите путешествие в долину Вади Хаммамат

1.jpg

Если вы живете в Хургаде и у вас есть машина, советую обязательно съездить в Вади Хаммамат. Там на коричневых и черных гладких скалах издавна оставляли записки путешественники. Расстояние не малое, почти 250 километров в один конец, но место это уникальное, да к тому же и по дороге есть что посмотреть.

Остатки прежнего величия

Долина Вади Хаммамат расположена на полпути из Кусейра, на берегу Красного моря, в Куфт, в долине Нила. Так что из Хургады едем по приморскому шоссе на юг, мимо Сафаги, в Кусейр. Этот маленький и уютный провинциальный город во времена фараонов был главным египетским портом на Красном море. Именно из Кусейра отправляла знаменитую экспедицию в страну Пунт царица Хатшепсут. В Средние века оттуда отплывали в Джидду мусульмане, чтобы совершить затем паломничество в Мекку. Кусейр был также перевалочным пунктом торговли между Аравией и Восточной Африкой и Европой. Из его порта товары караванами везли к Нилу, а оттуда по реке – к Средиземному морю. После открытия в 1869 году Суэцкого канала город постепенно потерял прежнее значение.

Чтобы защитить важный в торговом и духовном отношении Кусейр от набегов, турки, захватившие Египет в 1517 году, вскоре построили там крепость. Пожалуй, это единственное архитектурное сооружение города, напоминающее о его прежнем величии. Недавно крепость была отреставрирована, в ней открыт музей. Среди его экспонатов – шесть пушек наполеоновской армии. В январе 1799 года, во время египетской экспедиции Наполеона, французы попытались занять Кусейр с моря, но были отбиты. В мае они все-таки захватили город, но уже с суши и ненадолго: в августе британский флот выбил французов из Кусейра. Экспозиция музея включает разделы, посвященные бедуинам Восточной пустыни, архитектурным памятникам и традициям морской и сухопутной торговли в этом регионе Египта.

Осмотрев музей, вновь садимся в машину и сворачиваем направо, на 180-километровое шоссе, ведущее в Куфт. Оно как раз и проложено по старому караванному пути. Вдоль шоссе и поныне разбросаны Бог знает когда вырытые колодцы с окружающими их развалинами строений-станций, а на возвышенностях каждые три-пять километров попадаются сложенные из камня башни-маяки.

Золотая долина

02_Chaynaya v Vadi FavahirНе доезжая немного Вади Хаммамат, останавливаемся передохнуть в скромной чайной у поста ГАИ в Вади Фавахир. Знаменито это место тем, что при фараонах там были золотые прииски. Проходя через эту долину, древние путешественники заметили, что кварцевые жилы в скалах играют на солнце огненными брызгами. Куски золотоносного кварца растирали в порошок с помощью ручных мельниц, затем просеивали, а добытое таким способом самородное золото расплавляли.

К Средним векам золотоносные жилы иссякли, прииски были заброшены. Но новые технологии позволили в 1902 году возобновить добычу золота. Старик Абу Зейд, владелец чайной, рассказал нам, что прииск был закрыт в 1958 году: с тогдашними технологиями продолжать добычу золота стало невыгодно. Брошенное там полвека назад оборудование ржавеет. В обветшавшей конторе скучает сторож. В полукилометре от чайной, в изгибе долины, стоит на отшибе справный дом директора прииска. А вот простенькие дома рабочих (по словам Абу Зейда, их было 500 человек) лежат в руинах.

Впрочем, золотые прииски в Вади Фавахир могут вскоре снова ожить. Их получила в концессию австралийско-египетская фирма. Если в середине ХХ века экономически целесообразной считалась добыча золота из руды с содержанием не менее 15 граммов на тонну, то сейчас – всего 5 граммов. Абу Зейд с нетерпением ждет этого момента: тогда в его маленькой придорожной чайной заметно прибавится посетителей.

"Здесь был Вася"

От чайной до Вади Хаммамат – всего пять минут пути. Основная часть надписей, а всего их около 2300, находится слева от шоссе. 125 лет назад они привлекли внимание выдающегося русского египтолога Владимира Семеновича Голенищева (1856–1947). В декабре 1884 года он организовал экспедицию в Вади Хаммамат. В отчете о ней Голенищев отмечал: "Большие охотники до писания, древние египтяне, как, впрочем, большая часть еще и теперешних туристов, любили во время путешествия нацарапывать свои имена на скалах, камнях, даже на стенах храмов и гробниц, причем нередко эти наивные их graffitti превращались в довольно пространные надписи, в которых упоминалось имя царствовавшего в то время фараона, цель поездки и часто точно указывалась дата, в которую было совершено путешествие. Такими нацарапанными на скалах надписями изобилует долина Хаммамат. Они относятся почти ко всем эпохам египетской истории, начиная с древнейших времен до персов и Птолемеев". Словом, традиция надписей в духе "здесь был Вася" уходит корнями в глубокую древность.

03_Na skalahГоленищев не был первым египтологом, посетившим Вади Хаммамат. Лет за сорок до него там побывал известный немецкий ученый Лепсиус, издавший затем большинство надписей. Но оставалось неясным, насколько полно эти надписи собраны. Кроме того, Лепсиус переводил и издавал их по так называемым эстампажам, которые делали за него другие. Эстампаж – это когда на камень накладывается бумага и заштриховывается карандашом. При такой технике на ней вместе с контурами надписей остаются и контуры трещин в камне, мешающие затем правильному прочтению.

Голенищев открыл немало новых надписей, а переводы некоторых, сделанные Лепсиусом, уточнил. Часть переводов Владимир Семенович привел в своем отчете об экспедиции. Так, одна из надписей рассказывает о том, как в XXI веке до нашей эры в долине останавливалась экспедиция египтян под началом некоего Ганну, направлявшаяся в страну Пунт. Другая – о работе группы каменотесов, посланных в Вади Хаммамат лет через сто после этого, чтобы изготовить саркофаг для фараона Ментухотепа III.

Что Вади Хаммамат – не только середина караванного пути к морю, но и мастерская древних ваятелей, я понял, едва перейдя шоссе. Прямо напротив скалы с посланиями потомкам оказались развалины поселка каменотесов. В одном из домов я наткнулся на половинку саркофага. Приглядевшись, увидел вторую его половинку чуть выше, на скале. Видно, не удержали рабочие тяжелый груз, когда спускали его со скалы в ущелье.

Потому что без воды…

Делать караванам остановку в Вади Хаммамат было бы бессмысленно, если бы там с незапамятных времен не существовал колодец. Лежит он километрах в четырех к западу от ущелья и тоже описан Голенищевым: "…Круглый, выложенный камнем, метров пять в поперечнике". Свой нынешний вид колодец глубиной 25 метров приобрел в начале XIX века. "На юго-восточном крае колодца устроена довольно круто спускающаяся к уровню воды лестница. Поблизости от колодца сохранились остатки окружавшей его, по всей вероятности, римской стены, – отмечал Голенищев, – а между стеной и колодцем лежат пять неоконченных и частью сломанных каменных саркофагов". Могу засвидетельствовать: саркофаги лежат и поныне, и следы стены вполне заметны. Только воды в колодце больше нет. Видно, им давно не пользуются, и вода ушла. И все-таки я не поленился спуститься вниз, насчитав 130 ступеней.

На этом наша экскурсия в Вади Хаммамат закончилась. В Хургаду мы возвращались, полные впечатлений и от многочисленных записок на скалах, и от величавого спокойствия гористой Восточной пустыни.

Фото автора.

«МК в Египте», № 08(014), 25 апреля – 08 мая 2010 года.

на верх