02.11. В Египте вспоминают жертв катастрофы российского А321 над Синаем

A321_19.jpg

2 ноября 2017 года.

Каир, ТАСС, Александр Елистратов.

31 октября 2015 года над Синайским полуостровом потерпел крушение российский гражданский самолет, вылетевший из курортного Шарм-эш-Шейха в Санкт-Петербург. В результате погибли 224 человека: семь членов экипажа и 217 пассажиров. ФСБ квалифицировала случившееся как теракт.

Этот момент разделил жизни тысяч человек на "до" и "после" трагедии. С одной стороны, это касается родственников и близких летевших тем "рейсом в бесконечность", которые никогда не смогут забыть свою утрату. С другой — египтян, напрямую связывавших собственное будущее с радостью, спокойствием и добрым расположением людей, приезжавших к ним в гости из России.

Свечи в песке

В христианском соборе Всех Святых-Небожителей, который расположен в старой части Шарм-эш-Шейха, на поминальную молитву по жертвам той трагедии собралось несколько сотен человек. Перед входом в храм установили стенд с двумя флагами — египетским и российским — и именами всех погибших, находившихся на борту лайнера. По традиции египетских христиан-коптов рядом поставили короб с белым песком, в который каждый мог поставить свечу, зажечь ее, помолиться и вспомнить о погибших.

Служба проходила спокойно и без лишнего пафоса, молитвы читались на коптском, русском и английском языках. Выступили и представители церкви, и губернатор провинции Южный Синай Халед Фуда, и руководитель консульского отдела российской дипмиссии в Египте Юсуп Абакаров. Именно он в одном предложении смог выразить чувства и мысли всех находившихся в храме людей. "Они живут с нами, пока мы о них помним", — сказал российский дипломат.

Губернатор Южного Синая со своей стороны выразил соболезнования родственникам всех погибших и пригласил их приехать в Шарм-эш-Шейх. "Мы с верой и надеждой смотрим в будущее и готовы в любой день принять гостей из России", — отметил глава местной администрации.

Прощание, не расставание

И до молебна в храме, и во время всей службы внимание привлекала одна женщина, которая первой поставила свечу у входа в собор, в числе первых вошла в храм и на протяжении молебна вместе со священнослужителями сидела на возвышении у алтаря. Она время от времени пыталась сдерживать слезы, но безуспешно, и держала перед собой фотографию улыбающейся девушки. Эта женщина — Светлана Павловна Волянская, а на фотографии, которую она не выпускала из рук, — ее дочь Катя, которая погибла 31 октября 2015 года в небе над Синаем.

С ней рядом находилась вторая дочь — Дарья, которая уже шесть лет живет в Шарм-эш-Шейхе. Поначалу они наотрез отказывались от общения с журналистами, но после службы согласились побеседовать с корреспондентом ТАСС. "Наша Катя была врачом-реаниматологом, а в Шарм-эш-Шейхе у нее был жених, — рассказала Дарья. — Он сам ее и провожал в аэропорт на тот злополучный рейс". По ее словам, Катя приехала всего на несколько дней, провела в городе четверо суток и вовсе не собиралась возвращаться в Россию именно "тем самолетом", а вполне могла задержаться еще ненадолго. Сестра до сих пор не может спокойно вспоминать то время, ее речь прерывается, она отходит в сторону. "Простите, но и теперь мы об этом еще не можем говорить спокойно", — говорит, словно оправдываясь, девушка.

Маму и сестру погибшей Екатерины после службы пригласил на встречу в свой небольшой кабинет рядом с храмом епископ Южного Синая и предстоятель собора отец Аполло. Сам кабинет епископа — это небольшая зала, в которой стоят два низких столика, с десяток кресел для гостей, повсюду на стенах иконы, выполненные в традиционной патриархальной, истинно коптской манере письма. Там Светлана Павловна поведала, что ее погибшая дочь "уже изучала арабский язык, который она постигала с удовольствием".

Светлана Павловна попросила коптского батюшку убедить губернатора Южного Синая установить отдельный памятник погибшим в авиакатастрофе над полуостровом. "В Санкт-Петербурге уже есть два памятника, и здесь должен быть", — убеждена россиянка.

Пока же этот вопрос открыт по той причине, что местные власти еще не определились с окончательным выбором места для памятного знака. От всех родственников пассажиров разбившегося самолета она также попросила выяснить, стоит ли еще крест на месте падения лайнера, который установили российские спасатели два года назад. "Если же нет, то именно на месте гибели наших близких этот крест надо постараться восстановить", — сказала одна из матерей жертв синайской трагедии.

Не тот город

В Шарм-эш-Шейхе, в котором до трагического события 31 октября 2015 года подавляющее большинство иностранных гостей составляли граждане России и подданные Великобритании, с того момента начался период, мягко говоря, не самый успешный. "Состояние в сфере туризма в городе, честно говоря, крайне напряженное", — поделился своим мнением в беседе с корреспондентом ТАСС глава одного из ведущих египетских туроператоров Али Марек. "Мы теперь стремимся закрывать бреши, зазывая на Синай туристов из соседних арабских стран. Вяло, но все же приезжают группы из Иордании, Ливана, постепенно появляются и иракцы", — говорит Марек.

Однако, по его словам, основной упор сейчас делается на рынки государств постсоветского пространства. По убеждению главы турфирмы, "у них практически тот же менталитет, что и у россиян, с которыми в Египте умеют и знают, как работать". Увеличивается число прямых рейсов из Украины, Казахстана, Узбекистана, даже Прибалтики. Но, признается Али, восполнить на Синае, и главным образом в Шарм-эш-Шейхе, отсутствие россиян чрезвычайно сложно.

Управляющий в небольшой гостинице среднего класса Керим аль-Кальби так обрисовал ситуацию: "Сейчас соотношение египтян к иностранцам, проживающим в нескольких корпусах, составляет три к одному. Среди зарубежных гостей украинцы, белорусы и кучка бельгийцев". Россиян нет вообще, хотя, как отметил управляющий, "менеджмент раньше рассчитывал именно на туристов из российских городов". "Безусловно, египтяне заполняют отели почти полностью в праздники, но это только несколько дней в году. А что нам делать в оставшиеся 350 дней?" — задается вопросом Керим аль-Кальби. Более того, он поясняет, что в настоящее время занято лишь около трети комнат, а остальные "в связи с такой оказией" либо ремонтируются, либо обновляются. "И такое положение во всех отелях города, причем хуже обстоят дела именно в среднего класса гостиницах, которые и рассчитаны на гостей со средним уровнем достатка".

Действительно, достаточно проехать по Шарм-эш-Шейху вечером, чтобы заметить либо "полузатемненные" здания гостиниц, либо полностью закрытые "на реновацию" комплексы, особенно на так называемой второй линии. Выдерживают нынешний период спада лишь международные гостиничные гиганты, готовые нести убытки ради поддержания своего реноме и поддержания престижа логотипа сети отелей, расположенных по всему миру.

Катастрофической, не скрывая своих чувств и эмоций, называют ситуацию после трагедии с российским лайнером владельцы небольших магазинов и лавок, разбросанных в различных кварталах курортного города. Некогда район наибольшего скопления подобных торговых точек и одновременно российских граждан — старый рынок в центре Шарм-эш-Шейха — теперь выглядит если не пустынным, то по крайней мере не тем "шумным восточным базаром", которым он был совсем недавно.

Ахмед, владелец сувенирного магазина, расположенного напротив новой мечети — объекта гордости местных властей, считает, что "без россиян Шарм-эш-Шейх уже не тот город". "Я в шоке! После октября 2015 года вести бизнес здесь стало практически бессмысленно: отдельные группы из стран бывшего СССР совсем не то, что многочисленные россияне", — уверен Ахмед. Он полагает, что "у них меньше денег, чем у гостей из России", и "они очень прижимистые".

Однако губернатор Южного Синая Халед Фуда, говоря о последствиях катастрофы 2015 года для туризма, отметил, что власти провинции стараются поддерживать эту отрасль "на уровне". Но он все же выразил надежду на "скорейшее возвращение российских гостей в Египет, в частности, на юг Синайского полуострова". А вопрос корреспондента ТАСС о главной проблеме, препятствующей возвращению туристов из России в Египет, он все же переадресовал "на более высокий уровень".

Трагедия октября 2015

Взрыв авиалайнера Airbus A321-231 российской авиакомпании "Когалымавиа" над Синайским полуостровом стал одновременно крупнейшей авиакатастрофой в истории Египта и самолетов семейства Airbus A320, крупнейшей авиакатастрофой 2015 года, а также самой массовой гибелью граждан России в авиакатастрофе за всю историю мировой авиации. Среди погибших были жители 13 регионов РФ, из них 147 человек из Санкт-Петербурга, 44 человека из Ленинградской области.

ФСБ квалифицировала случившееся как теракт. Международная техническая комиссия пришла к выводу о взрывной декомпрессии лайнера во время полета: была определена зона начала разрушения самолета в воздухе, установлен факт воздействия высокоэнергетических элементов на обшивку самолета по направлению "изнутри-наружу" и взрывной декомпрессии в полете. Работы по установлению причин крушения в Египте не завершены до сих пор.

Согласно основной версии, за терактом стоит синайское подразделение террористической организации "Исламское государство" "Вилайят Синай" (обе организации запрещены в России). Его члены взяли на себя ответственность за это преступление вскоре после случившегося. Другие специалисты считают, что за терактом могла стоять прокатарская организация "Ансар Бейт аль-Макдис" (ячейка запрещенного в России ИГ) — о ее следе в трагедии заявляло ЦРУ. Имена конкретных исполнителей теракта по-прежнему неизвестны.

0-002.jpg


на верх