Танцы на свадьбе мужа

Продолжение. Начало в № 11 (041). В 2001 году во время Рамадана по телевизору шел сериал о многоженстве. Главный его герой – египтянин по имени Митвалли (эту роль сыграл всенародно любимый актер Нур Шериф) – из мелкого, начинающего торговца вырос до крупного бизнесмена, разбогател и взял себе четыре жены. В сериале рассказывалось о полигамной семье, члены которой чувствовали себя очень комфортно и счастливо, – такое вот идеальное многоженство. Причем все четыре героини этого многосерийного фильма были не просто довольны своей судьбой, а считали, что им крупно повезло: они очень хорошо обеспечены, у них есть муж, внимательный и справедливый к каждой из четырех, к тому же он еще любящий и ответственный отец, заботящийся о детях. Жены стали задушевными подружками и относились ко всем деяниям Митвалли столь положительно, что даже радовались и танцевали на очередной его свадьбе.

Мужское население Египта просто прилипло к телеэкранам. (Критически к сериалу отнеслись только представители интеллигенции, увидевшие открытую пропаганду многоженства и опубликовавшие в прессе отрицательные рецензии.) После целого дня воздержания от воды и пищи, отужинав вкуснейшими рамаданскими блюдами и расслабившись, мужчины с большим интересом наблюдали за гармоничными взаимоотношениями в полигамной семье Митвалли. Такой популярности среди представителей сильного пола до сих пор не знал еще ни один сериал.

1.jpgОднако совсем по-другому реагировали на него египтянки. Многие из них, раздражаясь, просто пытались переключить телевизор на другой канал, мотивируя это тем, что всё это неинтересно. Но мужья не соглашались – и тогда начинались ссоры. Кроме того, острые разногласия возникали и при обсуждении содержания телефильма. В результате этого даже появилась такая шутка – из-за ссор вокруг "Митвалли" разводится полстраны. "Мужчины были им потрясены, а женщины рассержены", – подвело итог семейным дискуссиям одно периодическое издание. Египтянки резко критиковали эту киноленту. Прежде всего, говорили они, многоженство в ней изображено в розовом цвете, каким в реальности быть не может. Митвалли показан идеальным мужчиной: богатым, щедрым, справедливым, что никак не соответствует мужским образам сегодняшнего дня. Однако и Митвалли не без греха, он говорит каждой из жен, что она у него самая любимая – а это заведомая ложь. Женщина же (продолжали судачить египтянки), которая имеет уже не половину, а четверть мужчины, приходящего к ней по расписанию, не может испытывать к нему всей полноты чувств. Вместе с тем прекрасная половина страны в чем-то сочувствовала женам Митвалли, понимая, что вошли они в полигамную семью не от хорошей жизни, а из-за плохих экономических условий.

"Долюшка женская!"

В современном Египте существует резкое социальное расслоение. И каждая часть общества живет в соответствии с давно установившимися внутри него традициями. В городской обеспеченной среде женитьба – это целая большая история. Чтобы жениться, мужчина должен иметь квартиру, машину, стабильную работу, презентовать в качестве свадебного подарка невесте пару-тройку бриллиантов, накопить денег на медовый месяц в приличном месте и т.п. Поэтому вопрос о многоженстве в такой среде остро не стоит, молодому мужчине надо успеть на всё это заработать и жениться хотя бы один раз. Вот почему возраст городских женихов часто бывает далеко не юный. В деревне же свадебные традиции куда как проще: женитьба не стоит так дорого, поэтому семьи в сельской местности создаются рано. Парень в 18–20 лет уже жених, и женится он практически на ровеснице. Выйдя замуж, сельская женщина быстро старится, она изнурена постоянными родами, работой в поле, плохими условиями быта. И тогда мужчина женится еще раз, на молоденькой девушке. Но нередко бывает, что жены почти ровесницы.

semja 1.jpg

"Вот уже девять лет, как у меня три жены, разница в возрасте между ними небольшая, – пишет на одном из интернетовских форумов египетский крестьянин по имени Абдель Латиф. – Все они живут в одном доме, но у каждой есть небольшая квартира с отдельным входом. Мои жены дружат между собой, вместе воспитывают детей, распределяют работу по хозяйству. У меня очень хорошая семья".

Вот такая идеальная картинка, прямо как в сериале о Митвалли. Впрочем, не будем забывать, что описывает ее мужчина, и еще неизвестно, нет ли под этой идиллической дружбой подводных камней и что сказала бы по этому поводу каждая из трех жен. Сами о себе крестьянки ничего во Всемирной паутине не рассказывают, больше половины из них не то что Интернетом пользоваться, но и просто читать и писать не умеют. (По статистике, 53% женщин из деревень неграмотны.)

Но вообще-то три жены для феллаха – это не такое частое явление, а скорее привилегия зажиточных сельских жителей, а вот две – вполне типичное. Как мы уже говорили, согласно официальным данным, в Египте 152 тысячи мужчин женаты на двух женщинах одновременно. И абсолютное большинство двоеженцев живет в деревнях, причем в последнее время число их увеличилось. Надо сказать, что в реальности таких мужчин может быть значительно больше, потому что многие неграмотные крестьяне просто не регистрируют браки в государственных органах, для них достаточно, что брак скрепит молитвой местный шейх и окружающие знают об этом. В родной деревне документы им ни к чему, а за ее пределы они выезжают крайне редко, тем более женщины.

Вторая жена в сельской местности – дело привычное. Играют подружки на улице, а может, со временем, кто знает, станут женами одного мужа, членами одной семьи. В деревне такая ситуация никого не удивляет. Сельская девочка часто вырастает в семье, где у отца две жены, поэтому с младых лет смиряется с женской долей египетской крестьянки быть для мужа одной из двух. Такова окружающая ее реальность. Чаще всего вторая жена для бедного феллаха – это не блажь, а необходимость. Богатый может взять и вторую, и третью для развлечения, а бедняку она нужна как работница.

"Да, мне моя первая жена сама предложила взять вторую, чтобы та вела посевные работы. Мы вдвоем не справлялись", – продолжает разговор на интернетовском форуме сельский житель по имени Гамаль.

Вот такой практический подход, который диктуют условия жизни. Если у крестьянина две жены, то трудовые обязанности между ними четко распределены: одна работает в поле, другая продает сельхозпродукцию или выполняет домашние дела. Живут они иногда раздельно, а иногда и под одной крышей.

– Нас у отца 16, – рассказывает мне молодой человек из-под Сухэга, приехавший в Каир на курсы русского языка, чтобы освоить профессию турлидера, – 8 детей от одной супруги, 8 – от другой. Жены живут в одном доме, который разделен на две части, с двумя входами.

Однако не надо думать, что это сельская идиллия, все к такому положению привыкли и всем хорошо. Когда муж, просветлев лицом, готовится к новой свадьбе, любая женщина, будь она и неграмотная крестьянка, переживет душевную боль. Ревность – сильное, ослепляющее чувство, из-за нее случаются острые конфликты, бывают и драмы с самоубийствами. Часто после второй женитьбы отношения с первой женой охладевают, иногда супруги расстаются. Если же продолжают жить вместе, то дальше тоже не легче: жены конфликтуют между собой, сплетничают, наговаривают друг на друга, стараясь склонить на свою сторону мужа. В материальном плане также каждая "тянет одеяло на себя", отстаивая интересы своих детей.

"Женщины ревнивы по своей природе, – рассуждает на форуме очередной поборник многоженства, – но они должны усмирять ревность, не показывать ее и относиться ко второй женитьбе мужчины позитивно".

Словом, не портить ему праздничного настроения и танцевать на его очередной свадьбе. Египетские крестьянки, конечно же, так не думают, но из-за нищеты, необразованности, дискриминации они вынуждены терпеть вторых жен или идти вторыми женами. Другого выхода у них просто нет.

Продолжение следует.

Ольга НЕКЛЮДОВА.

"МК в Египте", № 12 (042), 3-16 июля 2011 года.

на верх