Мужской марафон

Некоторые египтяне, женившись во второй раз, умудряются всю жизнь скрывать этот факт от первых жен и жить на два дома

1.jpg

Случается, что египетские мужчины-мусульмане держат в секрете от первой жены не только ОРФИ-контракт, но и второй официальный брак. В законе, направленном против многоженства, по которому первая супруга должна быть проинформирована о том, что ее муж женился во второй раз, они находят лазейки и утаивают второе семейство.

Носит конверты по свету почта

Если герой известного советского фильма "Осенний марафон", путаясь во лжи, бегал от супруги к любовнице, то некоторые египетские мужчины таким же образом бегают от жены к жене. И речь идет не только об ОРФИ – гражданском браке, но и о союзе официальном, заключенном по всем юридическим правилам. Женившись во второй раз, некоторые египтяне умудряются всю жизнь скрывать этот факт от первых жен и жить на два дома. Возникает вопрос: а как же им это удается? Ведь в 2000 году, когда был принят закон о разводе по инициативе женщины ("Кхул"), регистраторов брака также обязали информировать первую жену о повторной женитьбе мужа. А дальше она уже сама должна решать – оставаться ей в полигамной семье или развестись, хотя бы и с материальными потерями.

В 2004 году египетская журналистка Лейла Рим в онлайновом выпуске "Аль-Ахрам Уикли" опубликовала статью "Двуличие полигамии", в которой проанализировала ситуацию с многоженством и пришла к выводу, что с принятием нового закона мало что изменилось: мужчины находят лазейки для безмятежного полигамного существования, а первые жены об этом просто не ведают. Мужья оградили их от такой информации. Как же они это осуществили? Некоторые двоеженцы признались журналистке, что за определенную сумму (которая варьируется в зависимости от состояния жениха) отдельные регистраторы соглашаются не отправлять первой жене письмо-уведомление о втором браке. И хотя по закону как регистраторы, так и женихи могут понести за это наказание (до года тюремного заключения), не так-то уж они его и боятся, поскольку всё продумано. Схема работает таким образом: регистратор должен отправить уведомление в семейный дом в течение семи дней после регистрации брака, он так и делает, но при этом приплачивает почтальону с тем, чтобы тот письмо адресату не донес. Почтовый служащий, который по правилам заказной почты обязан трижды прийти по данному адресу, уведомление не вручает, ссылаясь на то, что дома никого нет. После этого письмо возвращается к отправителю, то есть к тому же самому регистратору брака. Оно оседает на пыльной полке, а затем уничтожается. Если же двоеженцы не хотят связываться с регистраторами, то можно обойтись и своими силами – тут существует другой, но тоже хорошо проработанный сценарий.

За три месяца до новой женитьбы жених может снять квартиру и затем сообщить данный адрес регистратору брака, мол, вот тут-то и находится мой первый семейный дом. Последний и отправит туда уведомление, а молодожен сам же радостно и распахнет дверь почтальону, со словами – вот оно, нужное письмо, а мы-то его так ждали. (Заказная почта в Египте доставляет уведомления по обозначенному адресу и вручает его любому члену семьи, открывшему дверь.) Тут же уничтожив конверт, двоеженец может спокойно вздохнуть – фокус удался, и теперь есть возможность преспокойно строить свою жизнь на две семьи.

Ну а как же, спросите, в этом случае год тюрьмы за дачу заведомо ложной информации? Да, это тоже не сильно пугает. Были случаи, когда некоторые из двоеженцев, попавшись на этом, наняли адвокатов, а те вообще оспорили закон в суде как не соответствующий Шариату. В исламе мужчина может иметь до четырех жен – и об этом написано, а вот о том, что он должен каждой супруге сообщать о своей новой женитьбе, в религиозных писаниях ничего не сказано.

Ложь во спасение

Как же засекреченное официальное двоеженство осуществляется на практике, длится много лет, а первая семья о нем ничего не знает? Ведь молва, как известно, имеет крылья. Это так, но ей трудно размахивать ими в огромных, густонаселенных, точно муравейники, мегаполисах, таких как Каир или Александрия (в деревне или маленьком городке, понятно, такую информацию не утаишь). К тому же в арабских странах царит мужской мир, мужчина здесь может обитать везде: его нахождение в той и ли иной точке пространства не вызывает никаких вопросов. А вот женщина ходит по определенным тропам: дом, школа, родственники, магазины, туда ей нельзя, сюда неприлично, здесь неудобно. Ее жизнь должна быть прозрачной. Еще в детстве она находится под присмотром родителей и братьев, в замужестве – под контролем мужа. Неработающая женщина занимается воспитанием детей, большую часть времени проводит дома.

Мужчина же добытчик, он трудится на нескольких работах с ненормированным графиком, любит посидеть по вечерам с друзьями в мужских кафе, ездит в командировки, да и вообще отчитываться о своих маршрутах супруге не должен. В семье среднего достатка у мужа, как правило, есть машина, у жены – нет. Поэтому куда, в какую очередную командировку или в параллельную личную жизнь увезло его личное транспортное средство – сказать трудно.

Ну, хорошо, согласитесь вы, а как же сам мужчина, ведь жить всё время во лжи, это как? Но египтяне, заводя вторую семью, не считают себя неправыми и лгут как бы во спасение: хотят сохранить первый брак, заботясь о детях, не разрушать привычный для них быт и не травмировать. Да и с первой супругой некоторые, может, и не планируют разводиться только потому, что в жизни появилась другая женщина. А кроме того, у них есть своя правда: они тоже не свободны. Например, встретил египтянин свою единственную, и она ответила ему взаимностью, но ее родителям жених не приглянулся или в данный момент у него нет тех средств, которые затребует ее семья. Тогда ему откажут, ее выдадут замуж за другого, а с ним видеться запретят, и никаких Ромео и Джульетт – такого просто не допустят, да и бежать им некуда. Кстати, и избранница молодого человека также должна быть одобрена его родителями, иначе не бывать свадьбе.

На вопрос журналистки, почему он женился второй раз, один мужчина ответил так: "Первый раз меня женили родители. Я никогда не любил свою жену, но родились дети, и я всегда относился и к ним, и к ней ответственно. Потом я встретил другую женщину и узнал, что такое настоящая любовь. Я женился на ней, но не хочу, чтобы мои дети и первая жена знали об этом, ведь в полной семье им будет лучше".

"Теневая" супруга

Первая жена двоеженца может долгие годы оставаться в полном неведении, иногда она узнает о второй семье случайно, спустя годы. И тогда гнев, обида, негодование – но все поезда уже ушли, а что-то перестраивать заново поздно.

Вторая же, "теневая", жена знает о существовании первой с самого начала. Поскольку она засекречена, то супруг посещает ее не по расписанию, а по возможности, что дает ей определенный плюс – она более свободна, чем первая, а кроме того она знала, на что шла, и сознательно сделала свой выбор.

"Когда я училась в университете, то была влюблена в одного парня, – рассказывает на форуме одна из вторых жен. – Но что толку от такой любви? Жениться он смог бы не раньше, чем лет через пятнадцать после окончания учебы: ему надо было устроиться на работу, накопить денег, купить квартиру. Разве могла я ждать его столько времени! Мне сделал предложение женатый и обеспеченный человек, я согласилась и не жалею. У меня всё есть, растет дочка. Его жена обо мне ничего не знает, а я не интересуюсь ее жизнью".

"Первый раз я неудачно вышла замуж, – говорит другая, – очень страдала от мужа, разошлась – и в 35 лет осталась одна с двумя детьми. Положение безвыходное, работы не было, но потом один солидный женатый человек сделал мне предложение. Он поставил условие: его первая семья ничего не должна знать обо мне. Я вышла за него замуж. Он оказался добрым, хорошо относится к моим детям и обеспечивает нас, но мне больно, что его жена ничего не знает обо мне, я чувствую, что мы обманываем ее".

После этих высказываний реально понимаешь, какие сложные психологические узлы завязывает многоженство и как сложно решить эту проблему на законодательном уровне. Четыре года назад опальной ныне Сюзанн Мубарак в интервью на канале "Аль-Арабия" задали вопрос: возможно ли в Египте, как это было сделано в Тунисе, принять закон, запрещающий многоженство? На что в те времена первая леди страны ответила, что она не верит, что в Египте можно изжить полигамию законодательно. Сюзанн Мубарак сказала, что ее не победить силой, а только образованием. Многоженство исчезнет, когда женщины откажутся жить в полигамных семьях, не будут выходить замуж вторыми женами.

Продолжение следует.

Ольга НЕКЛЮДОВА.

"МК в Египте", № 19 (049), 16-29 октября 2011 года.

на верх