Курортные конфузы

Давненько я не рассказывала вам, дорогие мои, байки про туристов. А тут на дворе стоят апрельские погожие деньки, весна. Самое то время пришло на пляже наслаждаться жизнью и, хочешь не хочешь, наблюдать за отдыхающими. В общем, чтобы разнообразить свой досуг в достаточно однообразной Хургаде, мы со знакомыми и детьми регулярно начали выбираться к морю. Особенно полюбились нам отельные пляжи, где туристы отдыхают, - и посмотреть есть на кого, да обсудить что-нибудь всегда найдется.

1.jpg

Любовные игры

Так вот, сидим мы в шезлонгах, культурно отдыхаем, водичку ноготочком трогаем… (Для нас, русских резидентов Хургады, морская вода нагревается гораздо дольше, чем для туристов. А потому, когда все уже купаются, мы обычно нос воротим – нам еще холодно.) Болтаем ни о чем и обо всем на свете, рядом на лежаках расположились немногочисленные туристы-соотечественники (рекомендации МИД РФ воздержаться от поездок в Египет не так давно были отозваны, и Хургада еще не успела наводниться русскими). Вдруг видим – странно дело. Работники пляжа, секьюрити в кучку сбиваются, что-то обсуждают, головами качают. Неожиданно один из египтян подходит ко мне и спрашивает: "Вы уж простите за беспокойство, но там одна пара всех смущает. Вы не могли бы сказать им, чтобы они лучше в номер пошли. Вы все же русская и с соотечественниками быстрее общий язык найдете".

Заинтригованная, я пошла посмотреть, в чем там дело, и тут же дара речи лишилась! Наши россияне, видно, настолько по Египту соскучились, что на радостях по прибытии в отель тут же напились и устроили прямо на пляже любовные игрища. Обнимаются, верх купальника россиянки уже в сторону полетел, а ее спутник разгорячился не на шутку. В это время вокруг "места событий" все больше египтян начинает собираться. Уже вижу, как менеджерский состав среднего звена отеля бежит в сторону пляжа, усаживается в местном баре в тех местах, где, естественно, открывается хороший вид на парочку.

Увидев это безобразие, я подошла к нашим заигравшимся соотечественникам, поздравила с приездом, объяснила ситуацию. Туристы хоть и были сильно выпившими, но к совету прислушались.

После я направилась к начальнику пляжа, секьюрити и, покачав головой, спросила: "Как же так, господа, вы допустили такой произвол? Ведь подобное для Египта немыслимо! И вообще вы, как представители отеля, следить за нравами должны. Это ваша работа". Потупились египтяне, молчат. Вмиг пропал тот задорный огонек из глаз, с которым они рассматривали сладкую парочку. "Знаем, – говорят, – но постеснялись. По нашим понятиям, нехорошо смотреть на такие вещи. И как же мы подойдем к людям, которые занимаются любовными утехами? Стесняемся. Простите уж нас".

Вот и получается, что в Египте, где топлес загорать не принято (все же мусульманская страна, законы строгие), всё на совесть самих туристов ложится. И если что случится, то секьюрити стесняются подойти и навести порядок. Такой вот конфуз выходит, причем что с нашими, которые, как правило, сами виноваты и за которых стыдно, что с египтянами, которые просто не могут решить подобные проблемы.

Сила слова

Zapiski 2

Находясь на пляже, решили подойти к бару воды купить, но перед нами выстроилась небольшая очередь. А неподалеку на стуле туристка кокетливая сидит, бармену глазки строит. Египтянин – мальчик молодой, неопытный, стесняется, то краснеет, то бледнеет. А барышне это и нужно, она еще больше раззадоривается.

Тут к парочке другой работник бара подходит, продолжительно так на девушку смотрит, потом вдруг говорит: "Дай шармута!" Сказать, что у девчонки глаза округлились, – ничего не сказать. Дар речи потеряла, покраснела, на глазах появились слезы. Потом резко встала и пошла восвояси, покачивая бедрами. "Ты чего?! Ты чего?! – пытался кричать работник бара вслед красавице. – Я же тряпку попросил!.." Бармену оставалось лишь печально вздыхать, провожая грустным взглядом решительно удаляющуюся барышню.

Как оказалось, любительнице пококетничать египетское слово "шармута" было знакомо, но лишь в одном его и далеко не лестном значении – "девушка легкого поведения". А то, что египтяне так еще называют обычную грязную тряпку, которой вытирают столы, полы, любую грязную поверхность, для нее так и осталось тайной.

 

Расплата за ночь

Стали мы свидетелями и другого не менее занятного случая. Видим – сидит в шезлонге мадам, наша соотечественница. Вся в печали, за голову держится. Похоже, погуляла накануне на полную. Раз или два мимо нее египтянин-охранник на пляже прошел. Она не реагирует. Как обед наступил, пляж заметно опустел, тут-то охранник, воспользовавшись моментом, подсел к даме. "Ты чего сегодня не в настроении?" – спрашивает, а сам сладко так на нее смотрит. "Плохо мне", – отрезает женщина. "Чего же так? – удивляется египтянин. – Ночью ведь вон как хорошо было!" – осторожно поглаживает ей руку. "Ой, отстань", – отмахивается туристка. "Не узнала меня? Хассан я, ночью к тебе приходил, жаркая ты моя!" "Отстань, сказала! Ребенка жду!" – повысила голос женщина. Охранник оторопел, сел, как вкопанный, глаза округлил. "Как так? Только вчера ведь…" – лишь смог прошелестеть губами египтянин.

А тут из воды пацан в нарукавниках выбегает. "Тетя Галя!" – бежит к туристке, радостно кричит. Охранника как ветром с шезлонга сдуло, мадам даже и не заметила. Лишь продолжила больную голову потирать, да время от времени к пиву прикладываться.

«МК в Египте», № 07(037), 24 апреля - 7 мая 2011 года.

на верх