Игры в песочнице

Наконец-то выдалось несколько приятных летних деньков среди хургадинской зимы. Чем не повод отправиться на пляж?.. Пока наши дети строили замки из песка, мы с подругами, уютно расположившись на берегу моря, непринужденно болтали о том да о сем – мужьях, работе, туристах, шопинге… И какие бы темы мы не затрагивали, разговор удивительным образом сводился к одному – к политике (уж куда без нее!).

zapiski"А ты купи слона!"

"Мадам, верблюд! Всего 5 долларов", – вдруг слышим мы и оборачиваемся на голос. Погонщик, широко улыбаясь, зазывал нас прокатиться на "корабле пустыни".

Подруги поспешили отмахнуться от назойливого "дорожного сервиса": "Ля-ля, шокран!" ("Нет-нет, спасибо!"). Египтянин не отставал. Пришлось вмешаться.

– Уважаемый, мы – "свои", живем в Хургаде, – сообщила я ему на местном диалекте. – И точно не хотим прокатиться на верблюде. Спасибо. Предложите лучше туристам.

И что вы думаете? Еще год назад при такой же ситуации погонщик бы улыбнулся, перебросился с нами парой-тройкой слов на арабском, раскланялся и ушел восвояси. Но в этот раз хозяин верблюда, изменившись в лице, сказал: "У вас же много детей – покатайте их! Почему сразу "не хочу"? Верблюд – это очень хорошо!"

От подобной наглости, признаться, я потеряла дар речи. Ну прямо как в детской дразнилке "А ты купи слона!", которую малыши любят повторять до тех пор, пока не сведут кого-то с ума или им что-то не подарят в качестве выкупа. От погонщика спасли подруги, уже более жестко заявившие, что нам категорически не нужна услуга катания на верблюде и пора бы ему отстать от нас. И тут египтянин взорвался: "Сейчас трудное время, работы нет вообще! Какая мне разница – местные вы или туристы. Вас много, один раз прокатитесь – у меня деньги будут!"

В общем, мы еле-еле отделались от приставучего погонщика: уходил он, затаив сильную обиду на нас. Конечно, по-человечески египтянина понять можно: с утра до вечера ходит с верблюдом, ухаживает за ним, кормит, "памперс" меняет (согласитесь, далеко не приятное занятие). А прибыли всё нет. И каждый день с новой надеждой: "Дай Бог, сегодня всё будет хорошо!" Но ситуация всё не меняется и не меняется... Ну и как тут снова о политике и судьбе второй родины не вспомнить?..

Устами младенца

Греемся на солнышке и продолжаем вести женские разговоры. Вдруг раздается громкий плач ребенка. "Опять наши детки что-то не поделили…" – вздыхаем мы. Как оказалось, один из малышей, доказывая что-то другому, сломал верхушку песочного замка, который тот так старательно строил.

– Ну если он такой плохой, что всё ломает, не играй с ним, – приводит последний аргумент мама, желая утешить ребенка. – Песка много на пляже – строй сколько хочешь.

Растерев слезы по лицу, малыш вдруг с удивлением уставился на родительницу.

– Как так можно? Ведь это же наше общее место. И даже если поругались или что-то сломалось, всё равно мы играем вместе. Не пойду я в другую песочницу!

Смотрим, и правда вернулся к ребятам. Обидчик же стоит, понурив голову, рядом со сломанным песочным замком – виноват. Взгляд, одно слово, другое... И мальчишки вместе принялись восстанавливать порушенную верхушку.

Вот ведь оно – новое поколение. Еще дети, а уже правильную политику взаимоотношений ведут. Ну вот, снова о политике… Похоже, куда ни глянь – везде она. Наверное, когда политика перестает быть только новостями по телевизору, а переходит на уровень бытовых, жизненных ситуаций, семьи, тогда-то и нужно обратить на нее самое пристальное внимание. В рассказанном же мной случае радует одно: подрастающее поколение с младых лет знает, что лучше держаться вместе и оберегать свой дом, страну, родных и близких, что бы ни случилось. Как говорится, устами младенца глаголит истина. И слава Богу, что нам, взрослым, есть чему поучиться сегодня у наших детей.

«МК в Египте», № 03(057), 12 - 25 февраля 2012 года.

на верх