Отель "Хургада"

Начало в № 02 (80) за 2013 г. Нам, резидентам, только кажется, что мы живём в Хургаде, работаем в магазинах, отелях, собственных компаниях или просто домохозяйками... На самом деле мы обитаем и трудимся в отеле "Хургада". В огромном гостиничном комплексе, который зависит от туристов.

Так сложилось, автор рубрики "Записки резидента", Елена ХАГГА, живёт в курортном городе и работает в "Хургаде" отельным администратором, то есть гестрелейшен, и ей есть что рассказать, чем поделиться с вами, дорогие читатели.

Самая мирная система на Земле!

Какой же сегодня всё-таки замечательный день! Разрулили проблему между гостями. Поверьте, это сложнее, чем решать споры отдыхающих с сотрудниками отеля. Гости для нас равны, и когда они ругаются, принимать чью-то сторону нам нельзя. Это непрофессионально. Поэтому я, как представитель отеля, только рада, если проблема будет решена почти без моего вмешательства...

zapiski 2.jpg

Наш добрый молодец решил поучаствовать в состязаниях по армрестлингу. Сели с немецким товарищем, скрестили руки... Аниматор скомандовал: "Айн, цвай, драй!", и – хрясть! – у немца сломана рука.

– А чего я? – возмущался наш богатырь. – Я "драй" услышал – и это… в бой, короче. А почему тот сидел и мух ловил – я не знаю.

Немец, сияя белоснежным гипсом, высказывал претензии с еле выносимой вежливостью:

– Аниматор ещё "драй" не сказал, а русский ка-а-ак дёрнет! Вернее, ка-а-ак нарушит правила соревнования! Именно этим безответственным поступком он спровоцировал перелом моей конечности. Выражаю глубокое возмущение – и уже пишу своему адвокату.

Русский стоял на своём:

– Это ж игра, едрит твою в коромысло!

– В любой игре надо соблюдать правила и инструкцию по безопасности, – гнул своё его оппонент.

Хорошо, что и русские, и немцы любят пиво.

– Идите, – говорю, – в лобби-баре меня подождите. Попейте что-нибудь...

Пока суд да дело, сели наши спортсмены, выпили... И вроде как уже никто не в претензии. Самое главное – вовремя послать фигурантов в бар! Короче, да здравствует система "всё включено"! Самая мирная система на планете Земля! Но, сами понимаете, её надо использовать очень осторожно. Любое вещество в малых количествах – лекарство, а вот в больших – яд.

Приведу-ка я негативный пример. Заодно расскажу, как жалуются наши родные туристы. Я же обещала в прошлый раз. Хоть и замечаю иногда у себя признаки склероза, но про дорогих читателей я помню.

В мире насекомых

Их занесли вместе с чемоданами белманы. Двух русских парней. Один высокий, худющий. Голова его была запрокинута, рот открыт. И он что-то

zapiski 4.jpg

объяснял кому-то матом во сне. Второй спал тихо, мило сопя в будёновские усы. Он был постарше, пониже и поплотнее. Я посмотрела на резервацию этих гостей. Приехали они почти на месяц.

Неделю парней не было видно, а потом, видимо, их запасы кончились... (При заселении все заметили, их чемоданы были тяжёлыми и в них что-то радостно звенело.)

– Дайте сюда русских!!! Я по-тарабарски не шпрехаю! Что за отель, блин? – орал на ресепшиониста Махмуда худой. – Объясняю по буквам – "рус-ка-ва мне быстра"!

Выхожу на ресепшен:

– Я гестрелейшен такая-то, чем могу...

– Это сюрреализм какой-то, гестрелейшен такая-то! – стучит по стойке худой. – У нас в комнате блохи! Ты понимаешь? Объясняю по буквам – бло-хи!

– Н-да?

– Чтоб тебя Пикассо своей музой сделал!!! Иди и посмотри! Они скачут по стенам, потолкам и кроватям! Я задолбался их ловить! – и тут же почти по-шариковски:

– Душим, душим, а они плодятся и плодятся, чтоб их Пикассо...

Пошли смотреть номер. В комнате кавардак. В углу на софе тихо и незаметно сидит второй, который поплотнее и пониже, с усами.

– Вызовите мне турлидера! Я хочу ему в морду глянуть! Обещал фееричное заселение! – продолжает худой.

– И генерального менеджера нам, – пискнул из угла усатый, – пять звёзд вроде, а блохи везде.

Оглядываю номер. Чемоданы раскурочены. Пустые бутылки россыпью. Пепельница разбита. На кровати выложен замысловатыми узорами пепел.

– Что? Видела?! Вот они! – подрывается первый и начинает ползать по кровати и "давить" пепел:

– Иди сюда, зараза!

– Вить, там ещё на тумбочке парочка прыгала, я видел, – донесся голос усатого из угла.

– Так, – говорю, – дорогие гости, будем менять вам комнату. Через час соберётесь?

zapiski 6.jpg

– Да я в этой блошарне ни минуты не останусь! – заявил худой, попутно стукая по тумбочке. "Блохи" погибали от разрыва сердца.

Поменяли им комнату. На следующий день:

– Дайте мне русских!!!

Выхожу.

– Гестрелейшн такая-то, милая! Что за едрит вашу не в ту степь? Мы в другую комнату – и эти заразы за нами!!! Ты понимаешь?

– Понимаю. Вы идите на пляж...

– На фига нам этот пляж?

– Ну, тогда в бар, – сказала я, наивно думая, что волшебная система "всё включено" сработает и на этих гостях. – Идите и посидите там до пяти часов, а мы продезинфицируем ваш номер, о'кей?

– О'кей. Пусть сдохнут, как враги народа, ладно?

– Ладно.

Вечером звонок. Махмуд с ресепшен:

– Выйди, а? Тут турлидер и генеральный менеджер тебя на встречу с этими крейзи зовут. Переводить надо. У них опять блохи...

Да что ж ты будешь делать! Пошла. За круглым столом – эти двое, с опухшими рожами, генеральный с красной мордой и бледный турлидер.

– Значит так, – начал длинный и худой, – скажи им, что блохи  к нам нежно привязались и сдыхать не хотят. Что делать? Мы замучились тут, на этом море, блох давить!

Перевожу.

– Как вы думаете, такая-то, они психически… э... – спрашивает генеральный.

– Угу, – вклинивается турлидер. – Я вторую неделю не сплю. Скоро сам к врачу пойду.

– Что они там решили? Как спасать нас будут? – переживает худой.

– Ребята, а вы не думаете, что это могут быть совсем не блохи? – осторожно начинаю я.

– Как?! – орёт худой. Мы все сжимаемся в тесную кучку. – Вам доказать опять?! – вскакивает, оглядывается и вдруг кидается к усатому и флегматичному другу и что-то резко вытаскивает у него из усов. – А это что?!

В тощих пальцах я вижу обрывок чёрной ниточки из свитера усатого.

– Это что? Не блоха, что ли? – угрожающе рычит худой.

Я открываю рот:

– Это... – и чую, что турлидер отчаянно колотит меня ногой под столом:

– Скажи, что блоха, а? Ну скажи, что блоха...

Вообще-то, я и без пинков турлидера хотела признаться, что видела не только блоху, но и восьмикрылого червяка, улитку с надписью "Промжилтрест" на домике, мышь с рогами и даже красного говорящего крокодила. Клиент всегда прав.

– Это блоха, – подтверждаю я.

Худой сразу же успокаивается и падает в кресло:

– То-то же, – говорит он, и, потирая себя по грудине, начинает стонать:

– Блин, сплохело что-то... Эти арабы доведут кого угодно... Да, гестрелейшен? Врача мне....

Я перевожу. Генеральный с турлидером медленно начинают понимать, кто кого доведёт, как тут...

– Чтоб вас всех Пикассо нарисовал! – снова подрывается сердечник. – Врача!!! Сейчас помру тут!!! Вызвали белманов. Те в очередной раз перетащили мальчика в номер. Пришёл врач. Обследовал. Выяснил, что парень ничего не жрал и почти 14 дней дегустировал все алкогольные напитки в ассортименте.

– Вам нужно поесть, – сказал доктор, – а потом я вам сделаю успокоительный укол.

– Н-да? – оживился худой. – А можно укол сначала? Что у вас за лекарство?

Доктор сказал.

– Хреново. Но лучше это, чем ничего. Коли!

– Сначала покушайте...

– Ты что? Я не могу сейчас кушать! Мой желудок не хочет! Я нервный! Коли! Видишь, помираю...

– И мне тоже... успокоительный, – пискнул с дивана в углу усатый, – такие нервы в последние дни...

Вкололи. Парочка мирно забылась в безмятежном сне.

Наступило завтра.

– Доктора мне!!! – "умирал" на стойке рецепции худой. – Объясняю по буквам: док-то-ра!

Белманы подорвались, отнесли больного в номер. Доктор отбыл к страждующему через пятнадцать минут. Я, как толмач, выдвинулась следом.

Короче, теперь наших дорогих гостей атаковали тараканы. Причём тараканы эти ужасно боятся инъекций. Они как завидят шприц, сразу исчезают. Поэтому...

– Требую повторить вчерашний укол!

– И я! – присоединился к худому усатый.

– Вы кушали сегодня? – осведомился доктор.

– Да! – хором ответили гости.

Вчерашний укол так благотворно подействовал на их желудки, что они смогли принять круассан. Один на двоих. Без круассана анисовая водка плохо идёт.

Сделал доктор инъекцию и скоропостижно отбыл в отпуск.

– Не могу же я каждый день им колоть! Тут не наркодиспансер, – пояснил он и пожал нам всем руки. Держитесь, мол.

Мы держались. Тараканы бегали за любителями живности из комнаты в комнату. В общей сложности мы меняли номера дорогим гостям раз пять. И когда они уезжали, вернее, их увозили, весь отель праздновал. Напоследок гости дорогие выразили нам своё почтение и даже восхитились своим фееричным отдыхом:

– Хорошо у вас здесь, в Тунисе! – сказал худой, приподнявшись на руках белманов.

Хорошо, сказали мы, пусть это будет Тунис.

– Мы будем скучать! В следующем году ждите! – пропищал усатый, и вся рецепция смахнула слезу…

В другой раз я расскажу вам занимательную историю об одной первой брачной ночи.

«МК в Египте», № 04(082), 24 февраля – 9 марта 2013 года.

на верх