Отель "Хургада"

Начало в №№ 02 (80), 04 (82) за 2013 г. Нам, резидентам, только кажется, что мы живём в Хургаде, работаем в магазинах, отелях, собственных компаниях или просто домохозяйками... На самом деле мы обитаем и трудимся в отеле "Хургада". В огромном гостиничном комплексе, который зависит от туристов.

Так сложилось, автор рубрики "Записки резидента", Елена ХАГГА, живёт в курортном городе и работает в "Хургаде" отельным администратором, то есть гестрелейшен, и ей есть что рассказать, чем поделиться с вами, дорогие читатели.

Казус первой брачной ночи

Ночь. Луна. Тишина.

Сидел наш турист в баре. Почуял, что у него сейчас от "всё включено" всё выключится. Решил пойти в номер. А комната у него была на третьем этаже корпуса в виде полукруга, который – вот незадача! – огибал местность с баром, а выходы и входы имел только по бокам. То есть до "дома" надо было кандёхать в обход. Турист в обход уже не мог, поэтому решил спокойно залезть по балконным решёткам на третий этаж.

Через десять минут ему показалось, что слишком долго он карабкается. Вернее, что вот этот балкон – точно его. Сейчас постучит в дверь, жена откроет, в туалет – и спать. Он даже не подумал, как офигеет вторая половина, услышав стук со стороны балкона на третьем этаже.

1.jpg

Кое-как залез, хотел уже стучать, а дверь-то приоткрыта! Отодвинул, зашёл...

В это время на втором этаже готовилась к первой брачной ночи молодая арабская пара, которая только что, прямо с бала, заехала в отель. Муж прихорашивался в ванной. Жене уже "начистили пёрышки" предварительно, и она ждала своего благоверного на ложе любви, накрывшись одеялом по самые выщипанные брови.

Наш мужик, стараясь не шуметь, ибо жена спит, скидывает штаны – и тут... в комнату вваливается благоухающий во всех местах молодожён.

Далее минуты три участники истории показывали финальную сцену из "Ревизора", а потом "проснулся" муж – и как заорёт на новобрачную арабским матом! Перевод приблизительно такой: "Не успев пройти с молодой женой огни и воды, я уже вижу любовника, чтоб дом мой сгорел!"

Та тоже вопит как резаная: "Не виноватая я! Он сам пришёл!" Ну, то есть, влез.

Жених ругался и тыкал пальцем в сторону туриста. Русский также стал орать, мол, сейчас всех загрызёт и – вообще – где его Маруся. Молодая забыла, что в пеньюаре, и, голося на весь пятизвёздник, ломанулась зачем-то на выход. За что получила по выщипанным бровям от мужа. Наш турист защитил женщину – съездил по лицу новобрачного.

Секьюрити прибежали, когда новоиспечённая жена уже падала в обморок и размазывала кохль (натуральная краска для глаз. – Прим. авт.) по груди благоверного, доказывая тому, что невинна. Муж показывал пальцем то на женщину, то на непрошеного гостя, а турист басил так, что слышала рецепция и номера у пляжа:

– Ты что, брат?! Зачем мне твоя мегера? Где вообще моя? Что вы тут психуете?

Мы долго разбирались – кто, куда, зачем и почему, пока не пришла сонная Маруся в халате наизнанку и не объяснила мужу, что скалолаз из него не очень.

Наша пара ушла, а мы ещё долго успокаивали арабских молодожёнов. Особенно женщину. Столько сил, времени и страданий было вложено! А тут такой инцидент...

Чтобы вы могли понять всю боль новобрачной в тот момент, я расскажу вам, как в Египте готовят невесту к свадьбе.

Модный приговор для невесты

Довелось мне побывать на египетской брачной церемонии со стороны невесты. Беспрецедентный опыт, должна я вам сказать.

Хочется начать с самой невесты. Девушка хорошая. Симпатичная. Фигуру разглядеть не могла, ибо балахоны её скрывали. Училась она на юриста, и даже дошла до степени бакалавра, но… нарисовался жених.

В общем, ту девушку мне довелось выдать замуж, а точнее – поучаствовать в сакральном действии, которое назвать свадьбой у меня не поворачивался язык. Это, простите, торжественный запуск в эксплуатацию.

Готовить невесту к сему событию начали за месяц. В месте с французским названием – кауфёр. Это, в переводе, парикмахерская, салон красоты и просто стилист-визажист.

Приехав в Каир, я сильно удивилась: что можно делать с невестой ежедневно в этом кауфёре?!

– Халява! – пояснила мне невеста. Это значит, со всего тела убирают волосы. О'кей, депиляция, эпиляция, выщипывание, выдирание и так далее. Ну, на всё про всё… дня три, прикинула я.

– Нет! – таращит глаза невеста. – Семь дней!

Ах, да. Южные народности, пушок, подшёрсток, шерсть… Лесоповал! Ладно. Неделю вычитаем.

– А ещё что? – спрашиваю.

– Скрабы и маски на лицо, – гордо отвечает невеста.

– Каждый день?

– Угу.

Отлично. Как не слезла кожа – загадка природы.

Далее шло выщипывание бровей. Я, вспомнив про неделю на удаление "шерсти" по всему телу, предположила, что на эту процедуру уйдёт целый день. Педикюр – два дня. Ещё покраска волос.

Тут надо остановиться и пояснить. Мастера-визажисты в кауфёре всегда идут навстречу клиенту. И если перед ними сидит смоляная цыганка, которая хочет стать блондинкой, они сделают её таковой. Нашу, по крайней мере, сделали. Правда, стал светиться скальп. Но он прекрасно дополнял блеск оставшихся трёх волос.

Словом, за месяц в этом кауфёре из нашей симпатяги сделали арабскую невесту. Поэтому я сильно удивилась, когда мне сообщили, что счастливая девушка должна быть в день свадьбы опять в салоне с 10 часов утра до 8-ми вечера! Что ещё ей не выбрили?!

zapiski 2.jpg

Жениху, стало быть, положено забирать из кауфёра избранницу в 20.00, а потом сразу везти свою красоту в фотосалон.

Меня общим постановлением семьи невесты, как иностранку и представителя других цивилизаций, решили послать с ней в салон. Мало ли! Может, сказку рассказать или просто покараулить, чтоб не украли… Я поехала туда к двум часам дня.

На фото: Готовить египтянку к свадьбе начинают за месяц до официальной церемонии. Фото: egipt-on-lain.livejournal.com

Кауфёр занимает два этажа каирской высотки в каком-то жутко загазованном районе. Ну, в принципе, Каир загазован полностью, так что не суть. Первый этаж порадовал пустынностью. Там, за стойкой, сидела только одна девушка, которая продемонстрировала мне все возможности местного сервиса. (Это я так думала, сюрпризы ждали меня впереди!) Настоящие глаза её смутно угадывались за подводкой в палец… нет, в два пальца толщиной. Кожу лица вообще нельзя разглядеть за маской из тонального крема. Губы почему-то были обведены той же подводкой, что и глаза. И завершала сей "пейзаж"… оранжевая помада.

Девушка сказала мне, что невесты сидят на втором этаже. И я пошла наверх по винтовой лестнице. Чуть не навернулась, когда поднялась и обозрела второй этаж.

Надеюсь, все видели фильм Копполы "Дракула". Там есть такой момент, когда Ван Хельсинг и другие отважные борцы с вампирами, догадавшись, что Люси уже того (не совсем труп), идут в склеп, чтобы… Ну, в общем, умерла, так умерла. А теперь вспоминаем сцену, когда возвращается с охоты сама Люси. На ней подвенечное платье, непонятный чепчик на голове. Она бледна, словно сама смерть. Губы, как и полагается у вампиров, в крови…

А сейчас представьте, что, ступив на керамический пол второго этажа кауфёра, я увидела сорок таких "люсей"! Все, как одна, в белом. Все бледны, как сто смертей. Все в чепчиках. (Позже я узнала, что сей головной убор очень моден в этом сезоне и называется тарха.) И все, как одна, будто кровищи напились.

Кроме того, каждая из них с веером. Это для того, чтобы неземная, инопланетная краса макияжа не стекла в декольте от жары. Да, и все были с задранными юбками. То есть они у всех посажены на обручи. Три – у каждой. А так как жара – обручи висят у невест на сгибе локтя для вентиляции подъюбочного пространства. Второй рукой все рьяно машут веерами перед "фасадом". И каждая из невест – в белых непроницаемых колготках.

Мода в этом году была странная. На колготы надевали боди. Аж две штуки! (Это чтобы не просвечивалось чего лишнего.) Поверх боди натягивалось само платье с декольте, богато украшенном блестящими камнями размером с голубиные яйца. Если бы вдруг этих "люсь" увидела не я, а какой-нибудь Брюс Уиллис, которому полагается в любой ситуации не тушеваться, а вытащить базуку и пальнуть… Скорее всего, ракета расплющилась бы об этакое "голубиное яйцо" на груди невесты. Некоторых, тех, кто не слушался маму и не жрал в три горла, камни иногда перевешивали. Девушки ходили с трудом. И не только из-за голубиных яиц…

Ноги невест в колготках заканчивались туфлями на каблуках в 11 сантиметров. Все надели колодки первый раз в жизни. До знаменательного события бегали по улицам в шип-шипах (шлёпках) и, конечно, понятия не имели, что взятые напрокат свадебные платья будут пошиты на высоких леди. Пришлось вставать на каблуки. Поэтому картина была ещё та: сорок "люсей" на протезах с веерами! И взгляд у всех… адский. Как я не стала тогда седой блондинкой без помощи египетских мастеров кауфёра – не понимаю. Но человек ко всему привыкает. Оклемалась и я.

– Где моя "Люся"? – спрашиваю…

Продолжение следует.

«МК в Египте», № 06(084), 24 марта – 6 апреля 2013 года.

на верх